Все статьи

Драма одаренного ребенка и поиск собственного Я

09 июн. 2020
205

«Мы ни в малейшей степени не можем изменить наше прошлое, и ничто не может компенсировать причиненный нам в детстве ущерб. Но мы можем изменить себя, «восстановить» свое Я и вернуть утраченную внутреннюю целостность».

Алис Миллер

С этой книги началось мое знакомство с психологией. На тот момент меня поразило, насколько перевернутой может быть система координат ребенка, если мама видит в нем не его самого, а отражение собственных потребностей. Случай решает, в какой семье ребенок родится, и первый опыт отношений станет для него отправной точкой. Через него как через призму человек будет смотреть на жизнь долгие годы.

Ребенок не может позаботиться о себе, он тотально зависит от родителей и вынужден подстраиваться под них. Если родители проецируют на него свои страхи и желания, то ему приходится подавлять и вытеснять не только собственные потребности, но и саму память о том, что они вообще были.

Но избавиться от своих желаний невозможно. Чем глубже в бессознательном они находятся и чем сильнее табуированы, тем более изощренные формы будет находить психика, чтобы их реализовать. Удовлетворение потребностей, даже если они вполне стандартные, будет связано с виной, стыдом и тревогой. Ведь они не укладываются в представления родителей о том, как и что должен хотеть ребенок, каким он должен быть. «Плохих девочек и мальчиков никто не любит». «Будешь ныть – отдадим». И ребенок не ноет, он не чувствует одиночество, ему не страшно и не холодно, он вообще ничего не чувствует. Он чутко следит за переменами родительского настроения, чтобы выдать ожидаемую реакцию.

Чем же здесь можно помочь? Мы не можем вернуться в прошлое и перекроить его. Но осознание того, что мы действительно чувствовали или чувствуем, помогает заново найти контакт с собой, перестать быть «удобным» и стать настоящим. Наша субъективная правда о себе позволяет найти и интегрировать те части личной истории, о которых мы предпочитаем не вспоминать, но которые, тем не менее, наполняют нас тревогой и болью. Знание о том, насколько одиноким было наше детство, наполняет горечью, но об этом можно плакать. Больше не надо делать то, что понравится другому человеку, можно реагировать так, как чувствуешь. Теперь, во взрослом возрасте, мы можем выдержать то, что не выдерживали в детстве, и найти более зрелые способы справиться с жизненными трудностями.