Все статьи

Человек и его окружение

21 окт. 2017
226
Из книги «Юнг говорит» под общей редакцией Уильяма Мак Гуайра и Р. Ф. С. Халла.

ЧЕЛОВЕК И ЕГО ОКРУЖЕНИЕ (1950)

Именитый швейцарский географ Ганс Кароль (1915-1971), член Института географии университета г. Цюриха, разрабатывал основополагающие принципы для регионального планирования в кантоне Цюриха, когда, в 1950 году, он захотел узнать мнение различных людей о том, что является важным в швейцарской интеллектуальной жизни. Одним из этих людей был Юнг, который уделил ему полчаса 8 февраля 1950 года. Тема разговора так увлекла Юнга, что он беседовал с Каролем почти на час больше, чем планировалось. В 1958 году Кароль переехал в Новый свет, где с 1962 года и до смерти был профессором географии в Йоркском университете в Торонто, где его главный интерес представляла география Африки. Он наткнулся на записи своей беседы с Юнгом гораздо позже и опубликовал их в литературном приложении «Neue Zurcher Zeitung» 2 июня 1963 г.; эта версия и приводится здесь, с введением Кароль, которое сводится к постановке вопроса. Также эта запись была опубликована в несколько иной форме (в переводе) в «Landscape» (Santa Fe), весной 1965 года - в сокращенной форме - абзац начинался со звездочки (см. Данное издание).

Г. К. - Я был бы признателен, если бы вы, как ведущий психолог, прокомментировали тему человека и его окружения. Хотя мы проектировщики стараемся не рассматривать человека в качестве только лишь продукта физической среды, мы считаем, тем не менее, что среда является решающим фактором человеческого существования, также как люди находятся под влиянием образования, они, несомненно, испытывают влияние среды, сконструированной для них социумом.

К. Г. Ю. - Я очень рад, что вы обратили внимание на данный вопрос. Абстрактный характер труда в техногенную эпоху оставляет работника неудовлетворенным (Весь дальнейший ход рассуждения К. Г. Юнга в этом абзаце основан на теоретических взглядах на труд Карла Маркса).

Недовольство заставляет людей искать компенсацию в другом месте. Внушаемость возрастает в геометрической прогрессии в зависимости от количества лиц, участвующих в этом процессе. Массовое психическое расстройство может достичь масштабов эпидемии. Децентрализации, с другой стороны, способствует появлению мелких социальных единиц. Каждый человек должен иметь свой участок земли для того, чтобы вновь вернуть к жизни инстинкты. Владеть землей – психологически важно, и ничто не может заменить этого. Мы постоянно забываем, что мы – приматы, и что нужно делать поправку на эти примитивные слои нашей психики. Фермер еще ближе к этим слоям.

Распахивая свою землю он передвигается в пределах очень узкого радиуса, но он перемещается по своей земле. Промышленный работник влачит жалкое, неудовлетворенное существование, он не может ощутить свое денежное вознаграждение, поскольку оно абстрактно. В прежние времена, когда процветали ремесла, он испытывал удовлетворение, видя реальные плоды своего труда. Он находил адекватное самовыражение в такой работе.

Но сейчас это не так. Прежде всего, он отвечает только за небольшую часть готовой продукции. Во-вторых, продукт продается, он исчезает, и он не принимает дальнейшего участия в этом процессе. По той причине, что психологическое вознаграждение неадекватно, работник восстает и против своего работодателя и против "капитализма" в целом.

Нам всем нужна подпитка для нашей психики. Такую подпитку невозможно найти в городских многоквартирных домах без вида зеленых или цветущих деревьев. Нам нужны отношения с природой. Я тоже культивирую это в себе и получаю большое удовольствие от выращивания собственного картофеля. Люди склонны искать Царство Божие во внешнем мире, а не в собственных душах. Это особенно актуально для социализма.

Индивидуация – это не только восходящий но и нисходящий процесс. Без тела нет ума и поэтому нет индивидуации. Наш цивилизаторский потенциал повел нас вниз по неверному пути. Слишком часто американский рабочий, который владеет только одним автомобилем, считает себя бедняком, потому что его босс имеет две или три машины. Это симптоматично – бессмысленное стремление к материальным благам. Тем не менее, мы должны представить себя в вещах вокруг нас. Мое " Я" не исчерпывается моим телом. Это распространяется на все вещи, сделанные мной и все вещи вокруг меня. Без этих вещи, я не был бы собой, не был бы человеческим существом, я был бы просто человеком-обезьяной, приматом.

Все, что вокруг меня, является частью меня, и именно поэтому жизнь в съемной квартире ведет к катастрофическим последствиям. К услугам жильцов так мало возможности для самовыражения. В стандартной квартире, в стандартизированной среде, легко потерять чувство своей собственной личности, индивидуальности. Сообщество основано на личных отношениях. Нет таких сообществ, где люди могут легко передвигать свое домашнее хозяйство с одного места на другое. Семейный дом, дом в собственности жильцов - это гораздо лучше, потому что он обязательно порождает чувство постоянства.

Если человек работает руками, сам формируя свое окружение, это будет отражать его личность. Советскому колхозу не хватает души, и люди, которые живут в нем, становятся глупее, несчастнее, потому что они лишены какой-либо возможности личного выражения.

Когда капитализм забирает все из рук рабочего, тот чувствует себя ограбленным. Поэтому наша экономическая система должна дать ему что-нибудь другое в пределах его досягаемости. В частности, рабочий должен иметь личное свободное время и пространство, и для этого опять же лучше всего подходит отдельный дом, семья, сад. Экономические недостатки фиксированного постоянного проживания являются менее важными. Жизнь в маленьком городе лучше, чем жизнь в большом, политически, социально, и с точки зрения связей с общественностью. Большие города ответственны за наши вытесненные содержания.

Швейцарцы психически более сбалансированы и не столь невротичны, как многие другие народности. Нам повезло, что мы живем в большой стране маленьких городов. Если я не даю моей психике то, что ей требуется, я становлюсь опасным. Потому-то в нашей стране правительство охотно помогает общественным проектам, проектам, которые материализуют все наиболее подлинное и ценное.

Животные, выращенные в неволе, не могут вернуться на свободу. Но наши рабочие могут вернуться

Мы видим, как они делают это в возделанных садах (Юнг имеет ввиду небольшие садовые участки на континенте и в Англии, как правило, на окраине города – аналог мичуринских участков или дач в СССР.) вокруг городов; эти сады являются выражением любви к природе и собственному участку земли. В то время как наши рабочие часы становятся короче, вопрос досуга становится все более важным для нас, время, когда мы свободны от команд и ограничений, и когда мы можем достичь самореализации.

Я полностью привержен идеям, что жизнь человека должна иметь корни в земле.

Перевод Григорий и Вера Зайцевы.