Все статьи

Архетипический взгляд на конфликт накануне праздника Марса. Война или танец души и духа

22 февр. 2018
261
«Платон мне друг, но истина дороже?»

Как часто мы цепляемся за слова и начинаем спор. Часто нам кажется, что спор очень принципиальный. Нам очень важно убедить другого в своей правде, указать ему на его ложные представления. Незаметно наша беседа превращается в горячий спор, оставляющий тяжёлый осадок. По сути, мы ввязываемся в маленькую войну. Особенно соблазнительно это делать в онлайн коммуникации. Написал другому, что ты думаешь про него и его заблуждения, а там трава не расти. Это можно понять как жадность, когда мы с ним делим одну поляну и сражаемся за общие ресурсы. Хотя и в этом случае, объединившись, мы скорее всего увидим другие горизонты.

Но часто мы сражаемся не за ресурсы и даже не за внимание других, мы сражаемся за истину. Мы становимся воинами убеждений. Но не оказываемся ли мы в этот момент захвачены бессознательным? Юнг считал, что в споре нас легко захватывает дух или Анимус. Обычно Анима и Анимус воспринимаются как проводники, те, кто ведёт по пути индивидуации. Но как часто в споре ты перестаёшь быть собой и оказываешься воином анимуса. Тогда ты чувствуешь в себе силу большую, чем человеческую, – силу архетипа. Анимус точно уверен в своей правоте, это истина, которая не нуждается в доказательствах. Например, учёного может захватить идея, что психика является исключительно функцией мозга. И он превращается в радикального редукциониста, высмеивающего любого, кто занимает противоположную позицию. Говоря другим языком, в этот момент нас захватывает мем – идея, представление, использующее людей как своих хранителей и переносчиков.
В свою очередь, нашего оппонента тоже захватывает Анимус. Но что за идею он отстаивает? Часто это другая полярность того же архетипа. Например, в сложном единстве архетипа «тело – ум» или, в современной интерпретации, «психика – мозг». Один отстаивает первичность мозга, а другой - психики. Очень важно и очень трудно понять, что спорщики захвачены единым архетипом, обостряющим свои полярности через спорщиков. Такую позицию интеграции или синтеза архетипа воплощает мудрец, говоря: «И ты прав, и ты прав».

Что же нам может помочь выйти из иллюзии спора, перестать быть захваченным архетипом? Один из способов - понять, что в момент спора мы спим, точнее спит наш мудрец, позволяя воину сражаться за одну из полярностей. Юнг рассматривал все персонажи сна как наши субличности. Если во сне мы спорим или сражаемся с врагом, значит, мы сражаемся с нашей Тенью. Как только мы понимаем, что другой - это то же я, что я спроецировал на другого теневую полярность своей идеи, спор становится диалогом. Ведь тогда ты действительно слышишь другого, можешь принять его позицию как свою и тогда находить золотую середину, удерживая обе полярности архетипа.

Такой мудрости пробуждения мешает захваченность Анимусом или духом обоих спорящих. Но и Анима, или душа, тоже не остаётся в стороне. Возможно, мудрец включился бы намного раньше, если бы Анима не играла здесь важную роль. Как заканчивается спор? Чаще всего это победа со слезами на глазах. Мы чувствуем, что, сражаясь за истину, мы потеряли любовь, дружбу, близость. Именно это происходит в семье и в гражданской войне. Часто спор заканчивается слезами или неприятными телесными ощущениями одного, а чаще обоих спорящих. Причём из этого настроения нелегко выйти, оно может длиться часами, а то и годами. Именно так, в смутных, но очень сильных переживаниях и телесных симптомах, ощущается захваченность Анимой. В отличие от Анимуса, говорящего трубным голосом идей и мнений, Анима говорит языком настроений и тела.

Наши споры - это не шахматная партия и не работа чистой логики. Уже несогласие с нашим мнением мы воспринимаем как отвержение нашей сути, нашей души, то есть Анимы. Спорящие не только становятся марионетками Анимуса, воплощая две полярности архетипа. Они сражаются за то, чтобы их душам было место. В споре, особенно с близкими людьми, возникает отчаянное чувство, что тебя не понимают, а значит, и не принимают твою душу. Если идеи духа универсальны, переживание души уникально. «Услышьте мою уникальность, отразите её в зеркале своего внимания» - просит каждый из нас, но не прямо, а через спор, сражаясь не только за дух, но и за душу. Тогда спор - это не только расщепление двух полярностей единого архетипа, это и расщепление внутри каждого человека его главных архетипов - Анимы и Анимуса или души и духа. Мой дух не находится в мире с моей душой, и это расщепление проецируется во вне.

Если спор или расщепление Анимусов мы можем разрешить логически, понимая его целостную структуру как полярность единого архетипа, Анима нуждается в другом. Анима нуждается в любви. Джон Лакофф в книге «Метафоры, которыми мы живём» фантазирует о том, как бы изменилась наша культура, если бы для прояснения поиска истины мы бы использовали не метафору войны, а метафору танца. Ведь в каждом споре мы ощущаем нападение на нашу душу и стремимся её защитить. Мы не видим танца, теряем эротическую энергию встречи. А ведь наша встреча в поисках истины - это танец двух пар. Наша Анима может танцевать с Анимусом оппонента, а его Анима - с нашим Анимусом. Наша душа танцует с его духом, а наш с дух - с его душой. Так вселенная танцует в божественной игре мужского и женского, души и духа. И, вглядываясь мудростью в спор, мы можем увидеть танец красивого и грустного, великого и нежного, как музыка Баха.

А что вы думаете про дух и душу в споре, про войну и танец?