Все статьи

Юнгианский взгляд на семейный сценарий

28 февр. 2018
583
Семейная история, сопровождающая генограмму — эта коллективная легенда, которая при передаче от поколения к поколению впитывает в себя и кристаллизует всё личное, пережитое семьёй в нескольких поколениях, что со временем теряет авторство и становится похожим на миф.

Что значит «передача семейного сценария»? Как это происходит? Травмы и комплексы родителей неизбежно отражаются в детях. «Тяжелейшее бремя ребёнка - непрожитая жизнь родителей» - так Юнг назвал бессознательные родительские комплексы, которые уже не требуют личного опыта потомков, а передаются сами по себе. Это происходит через сказанное и не сказанное, явное и тайное, эмоционально заряженное и лишенное чувств семейное поле, в котором актуализируются «семейные комплексы» и передаются по наследству от родителей детям в поколениях. «Находясь в актуализированном состоянии, комплекс действительно способен узурпировать Эго, захватывать его своей энергией и даже подчинять жизнь человека, не оставляя выбора» - пишет Джеймс Холлис в работе «Призраки вокруг нас».

Родительские комплексы, проявляясь в жизни детей, отражаются как наиболее «заряженные» или, наоборот, бесчувственные части семейных историй. Чем глубже в поколения, тем архитепичнее становятся рассказы о предках, их отношениях друг с другом и выкристаллизовываются семейные сценарии с их комплексами. Поэтому генограмма является благодатным полем для развёртывания архетипического бессознательного семьи. Фантазии, семейные легенды, мысли и домыслы, чувства, телесные ощущения, возникающие при работе с генограммой — всё это ингридиенты для символизации личного с помощью архетипического. Через него человек может соприкоснуться с многогранностью, полнотой и ресурсами коллективного бессознательного.

Приведем пример семейного сценария из одной генограммы. В этой генограмме интересно переплетаются факты, действительно имевшие место в жизни семьи и легенда, подлинность которой не известна.

У трёх мужчин этой семьи в двух поколениях возникают схожие истории несостоявшегося отцовства: женщина еще до рождения ребенка возвращается от мужа (жениха) в родительскую семью, а после родов, полностью прерывает отношения с отцом ребенка. В генограмме этой семьи существует легенда, достоверность которой не подтверждена. Прадед был состоятельным промышленником, но после революции 1917 года большевики забирают его завод. Узнав об этом, мужчина бросает одного из двух своих сыновей в печь завода. Его жена, мать детей, бежит со вторым сыном к своим родителям в другую страну и отношений с мужем больше не поддерживает. Является ли эта легенда правдой или же семейным вымыслом проверить не возможно. Но любой миф, легенда, сказка возникают там, где их содержание необходимо. Не случайно именно такая легенда возникла в этой семье.

«Бросить ребенка в печь» в буквальном представлении — чудовищная жестокость. То есть, в семье передается идея того, что предок, обладающий властью, деньгами был жесток по отношению к ребенку. Но жестокость эта проявляется в тот момент, согласно легенде, когда появляется страх, связанный с потерей власти. Это значит, что потеря власти бессознательно воспринимается как потеря себя, смертельная опасность для мужчин этой семьи, о чём как бы предупреждает семейная легенда. И «топливом» для преодоления этого страха является ребёнок. «Пожертвовать ребёнком, чтобы не умереть» — такая символическая идея лежит в основе этой семейной легенды.
Знакомый мифологический сюжет, не правда ли?! Три поколения древнегреческих мифологических родителей проживают подобную драму — Гея и Уран, Рея и Кронос, Зевс и Метида. Уран бросает рожденных Геей детей-титанов в Тартар, а Кронос пожирает своих детей. Всё это отцы делают под страхом потери власти. Рея скрывает маленького Зевса от Кроноса обманом. То есть, чтобы продолжить род, необходимо спрятать ребенка от жестокости отца, от власти отца. Зевс, в свою очередь, не избегает подобного страха и проживает эту драму в отношениях с первой женой Метидой. В их браке должен был появиться сын, который, по предсказанию, свергнет Зевса. Зевс проглатывает свою жену Метиду, будучи беременную Афиной. Но в дальнейшем порождает много других детей во втором браке, которые вместе с отцом правят Олимпом, в том числе из своей головы порождает некогда проглоченную Афину. Он разделяет власть и Олимп со своими детьми.

Преодоление комплекса власти требует от отца доверия себе и ребёнку или «ребёнку в себе». Полюсами этого комплекса в психике является контроль и доверие, где доверие воспринимается лишь как отпускание контроля и подобно смерти.

Как в мифе про Кроноса и Зевса, так и в семейных сценариях этой генограммы — женщина прячет ребёнка, спасая его от жестокости отца. Это и есть тот случай, когда комплекс замыкается сам в себе, не разрешается, но принимает новый оборот. Недоверие укрепляет недоверие и передаётся другим поколениям мифологических и реальных отцов.

Потерянный, отверженный внутренний ребенок царит в сценариях этой семьи, он боится отца и не может стать отцом одновременно. В рассказах о семье всегда можно различить второй полюс семейного сценария или комплекса. В этой генограмме - вторые браки этих не состоявшихся отцов с женщинами «материнского типа» - заботливыми и гиперопекающими (в том числе, у того прадеда и это уже не легенда), с которыми их «брошенный ребенок» может чувствовать себя не столь одиноко.

Но преодоление комплекса заключается в нахождение этого ребёнка в своем архетипическом духовном потенциале, а не в другом человеке.

И мифологический сценарий, и семейная легенда предлагают нам такие ресурсы в образе первого поддерживающего своих детей божественного отца — Зевса, разделившего с ними Олимп, а в генограмме этой семьи таким ресурсом служит сама легенда, которая передаёт этот сценарий из поколения в поколение как яркое отражение актуального семейного комплекса и поля, где можно различить и дать символическую жизнь этим противоречиям.

Комплекс отца или власти отражается в легендарном семейном образе мужчины, страх которого перед «смертью» столь велик, что делает его безумно жестоким. Для мужчины увидеть за этим страхом человеческую уязвимость, испуганного маленького ребенка в своей душе — это как обрести и ребенка, и отца одновременно.

Такой ресурс содержит эта семейная легенда и будет передаваться из поколений в поколения столь долго, сколько необходимо этой семье для рождения нового психического содержания.

Как Зевс стал сохранённым божественным дитя и Отцом одновременно, пройдя свой путь, так и этой семье необходим свой духовный путь, соединяющий отца и ребенка.

Семейные фантазии, легенды, оформленные в яркие семейные сценарии на генограммах — уже готовые для символизации пространства, которые содержат архетипический материал для аналитической работы.