Все статьи

С чего начиналась психологическая практика (случай из жизни)

19 окт. 2016
100
Наверное, в копилке каждого психолога найдется случай, когда он смог помочь человеку, еще не будучи дипломированным специалистом. Я часто вспоминаю Милану, с которой мы познакомились 4 года назад на детской площадке, где играл ее сын Данил и моя дочь Василиса. Как это обычно бывает у молодых мам, темами наших первых разговоров были преимущественно вопросы о детях. Через некоторое время Милана начала осторожно уводить меня в философские и мировоззренческие области. Обнаружив некоторое сходство во взглядах и проникнувшись большим доверием, она стала понемногу рассказывать о непростой жизненной ситуации, в которой оказалась. Узнав, что я получаю второе высшее образование в МГППУ, Милана (несмотря на предостережение о том, что я еще только студентка, последний курс) обратилась ко мне с просьбой дать ей рекомендации относительно сложившейся ситуации. На мое предложение обратиться к квалифицированному специалисту Милана ответила, что ходила к психологу в местной поликлинике: он сказал ей то, что она и так знала, прописав антидепрессанты и препарат, который ей принимать уже нельзя, поскольку она ожидает второго ребенка. Я согласилась быть консультантом Миланы и сделала акцент на том, что, учитывая обстоятельства, наше общение скорее будет носить характер дружеских бесед, нежели полноценной психологической работы. Смотря на все это сейчас, с определенным опытом в профессии, я удивляюсь себе - прошлой, одновременно испытывая смесь гордости и ужаса от осознания того, что могло бы произойти с полагающейся на меня женщиной, состояние которой было, мягко говоря, далеко не самым лучшим.

Милана была единственным ребенком в семье. Ее мать рано вышла на работу, поэтому дочка до 17 лет жила и воспитывалась у бабушки с дедушкой (родители матери). С матерью тесного контакта у Миланы никогда не было, - зато бабушка успешно заменила ей обоих родителей. Именно к бабушке девочка приходила со всеми своими вопросами, мечтами и фантазиями, а в периоды подростничества и юношества бабушка помогала внучке мудрыми советами и тем, что давала возможность выговориться, не осуждая ее. У Миланы с детства было прекрасное воображение: порой возникающие в голове образы были настолько интересными, что она зарисовывала их. Так девочка постепенно стала рисовать фантастические картины, проецируя на холсты свой внутренний мир. Со сверстниками ей всегда было скучно: они вели разговоры о модной одежде, косметике и мальчиках, а поскольку ее интересовали другие вещи, Милана держалась особняком, в пику остальным покрасила волосы в ярко - рыжий цвет и стала носить безразмерные темные балахоны, за что получила прозвище «пацанки». Но отсутствие общения с ребятами не тяготило ее, ведь у Миланы был лучший в мире собеседник, – бабушка. Помимо бесед на другие темы бабушка много рассказывала ей о русских праведниках и канонизированных святых, давала наставления о том, как жить «по божьи», и ходила с внучкой в церковь. Благодаря ей Милана стала глубоко верующим человеком. В 24 года она вышла замуж за своего сверстника Сергея, молодые стали жить отдельной семьей. Поскольку у Миланы никогда не было близких друзей, она общалась только с мужем, и постепенно он стал центром ее жизни. Сергей писал диссертационную работу, поэтому практически постоянно находился дома. Милана работала и помогала ему с диссертацией, разыскивая и перепечатывая необходимый материал. Через год у них родился сын Данил. Милана ушла в декретный отпуск и большую часть времени стала уделять малышу. О материнстве она имела весьма романтические представления, - рождение сына и последующая зависимость от его потребностей и бытовых забот способствовали появлению депрессии. Через 2 года в жизни Миланы произошло сразу три серьезных события: муж закончил писать диссертацию, устроился на работу и стал отсутствовать дома в будни. Милана узнала, что ждет второго ребенка. И третьим значимым событием стала смерть бабушки. Поскольку все произошло с незначительной разницей во времени, не повлиять на Милану это никак не могло: она стала с сожалением и страхом ожидать конца каждых выходных (ведь муж должен был снова уходить на работу), начала бояться уходить далеко от дома из - за появившихся панических атак, испытывала нарастающую неуверенность в себе и последствия прогрессирующей депрессии.

Мы начали с того, что стали встречаться на прогулках с детьми и беседовать о состоянии Миланы. Поначалу наши беседы имели характер монолога: Милана рассказывала то, что считала нужным, я задавала уточняющие вопросы. Постепенно ей становилось легче уже от того, что она имеет возможность выговориться. А когда вся история четко оформилась, я дала Милане первые рекомендации. Самым актуальным вопросом на тот момент являлась утрата бабушки, которая была Милане ближе, чем мать. Милана находилась на 4 - ой из 5 стадий горевания – в депрессии, и нашей совместной задачей был ее по возможности безболезненный переход на последнюю стадию – на стадию принятия, когда человек окончательно смиряется с потерей и учится жить без умершего. Я попросила Милану начать вспоминать бабушку живой и рассказывать о светлых моментах их совместной жизни и о позитивных воспоминаниях, связанных с ней. Через пару месяцев Милана отметила, что при воспоминании о бабушке она больше не испытывает тоски и боли и в основном улыбается, при этом за весь период у нее не было ни одной панической атаки (раньше они настигали Милану с частотой примерно раз в 1-2 недели).

Следующим этапом нашей работы стало избавление от страха одиночества и того, что в отсутствии мужа с Миланой что - то может случиться (кроме ПА у Миланы был навязчивый страх того, что с ней может произойти что - то плохое, и дети останутся одни). Главный упор мы сделали на повышение уверенности в себе и в собственных силах, а также на перемену отношения к окружающему миру - с подозрительности на нейтральное принятие. Милана начала общаться с другими родителями на площадке (раньше она не делала этого, так как считала, что у всех одни и те же неинтересные темы – подгузники и игрушки для детей). Она узнавала о секретах воспитания, интересных книгах и новостях в области детского развития.

Еще одним предложением Милане было - попробовать заняться каким - нибудь интересным делом для себя. Поскольку она обладала богатым воображением и раньше рисовала, можно было бы продолжить это занятие, или же взяться за что - то новое. Милана выбрала дизайн интерьеров, что как раз соответствовало ее творческому потенциалу. Начав больше общаться, заниматься с Данилом и пробовать себя в дизайне, Милана стала ощущать, что постепенно выходит из депрессивного состояния, почувствовала себя более компетентной (в воспитании Данила) и востребованной (теперь за советом по дизайну к ней стали обращаться молодые родители, переезжающие в новые дома нашего городка). Таким образом, у Миланы значительно повысился уровень уверенности в себе, и теперь она практически перестала переживать из - за необходимости мужа уезжать на работу. В направлении нейтрального принятия окружающего мира Милана применяла соответствующие аффирмации, одна из которых, по ее признанию, помогла больше всего: «Я – частица мироздания, которое дает мне все, что нужно, здесь и сейчас. Я люблю людей, и люди любят меня. Я могу принимать важные решения и воплощать их в жизнь. Я полна сил и энергии, меня переполняют радость и счастье». Стараясь увидеть в каждом человеке и событии что - то хорошее, Милана стала спокойнее, что не могли не отметить окружающие.

Через полгода Милана с семьей переехала поближе к своим родителям и родила дочку. Сейчас она занимается детьми, а свободное время посвящает дизайну. Милана говорит, что чувствует себя уверенно, с удовольствием общается с другими людьми и готовиться стать мамой в третий раз.

На самом деле страшно представить, чем могла бы обернуться моя попытка помочь Милане. Видимо, сочетание моей студенческой наивности с необходимыми знаниями и горячим желанием сделать этот мир хоть чуточку лучше сыграло свою роль. Именно после этого случая я окончательно решила посвятить себя психологии. Надеюсь, не зря.