Все статьи

Типы личности

28 апр. 2017
425
Присутствуют практически во всех серьезных и признанных типологизациях. У этих типов можно выделить, проанализировать и описать сугубо психические механизмы, которые порождают тип и приводят к его воспроизводству. Эти типы довольно видимы.
  • Тревожно-мнительный тип личности. Психиатры в крайне дезадаптивных проявлениях называют его психастеническим.
  • Демонстративный тип личности. В дезадаптивных проявлениях - так называемый истерический или истероидный тип. В приемлемых проявлениях - демонстративный.
  • Застревающий тип. В дезадаптивных, клинических проявлениях - паранояльный (или психоаналитики чаще называют параноидальный, параноидальный) тип. Когда мы говорим параноидальный - это чаще всего большая психиатрия и поэтому мы называем его паранояльный.
  • Аутистический тип. В дезадаптивных проявлениях чаще всего обозначается как шизоидный тип (шизофрения это психиатрия).
  • Гипертемический тип. В дезадаптивных выражениях чаще всего фигурирует как маниакальный тип.

Поскольку человек двойственен (природа + социокультурный, индивид и личность) различия в поведении разных людей будут обусловлены генетически и под влиянием воспитания. Какие то человеческие особенности могут выражены с разной степенью (градация выраженности по критерию адаптация - дезатаптация)

Градация выраженности личностных черт (за базу берется обычный человек, который ничем ни от кого не отличается). Шкала:
  • человек обычный;
  • человек с определенными чертами;
  • человек с акцентированными чертами (50% помогает, 50% мешает)
  • человек со сверхяркими чертами (в зависимости от ситуации либо гений, либо неудачник);

Выбор осознанной ситуации практически невозможен, так как мы существуем не здесь во времени и пространстве (Булгаков: «Аннушка уже пролила масло»). В клинической психиатрии невротки и психопаты верхн. Полюс дезатаптации. Невротики чаще всего те, у кого внутрення дезадаптация, психопаты - внешняя. Понятия условны.

Не все люди относятся к какому-нибудь типу. Мы говорили о том, что есть «обычные люди». Обычно их половина и они ни к какому типу не относятся. Что это значит? Но при этом, у всех этих людей действуют все те механизмы, о которых мы говорим: и вытеснение и проекция и манипуляция и тревожность они испытывают. То есть, что такое обычный человек? Это человек, который действует по ситуации. Есть ситуация потенциальной неопределенности - в такой ситуации любой человек испытывает тревожность.

Например, сидит человек на лавочке, что-то зашуршало. И это у любого человека порождает всплеск тревоги, чтобы человек остановился и оглянулся. Есть стимул, который запускает поисковую активность, чтобы найти причину того, что зашуршало и потом отнести к какому-то классу, чтобы найти, угрожающее это или не угрожающее. Если человек опознает стимул как угрожающий, чаще всего запускаются механизмы, свойственные застревающим натурам: если есть угроза, надо ей противостоять. И это уже не тревожность. То есть, возникла ситуация потенциальной неопределенности, каждый человек испытывает тревогу. Исчезла - человек перестает испытывать тревогу. Возникла ситуация потенциальной угрозы, человек воспроизводит механизмы застревающих натур: концентрация внимания, выискивание причин, готовность к отпору, ожидание чего-то нехорошего. Это все адаптивные механизмы. Есть ситуации, когда мы манипулируем другими. Сколько угодно. Например, в ситуации совместной деятельности, когда надо так делать, чтобы люди осуществляли одну цель, имея при этом самые разные мотивы. Тогда мы включаем все эти механизмы. Это не значит, что мы демонстративные. Это значит, что мы адекватно действуем по ситуации.

Поэтому половина людей это люди обычные и у всех этих людей действуют все те механизмы, о которых мы говорили. Именно поэтому, поначалу многие студенты находят у себя все типы. Это один момент.

К каким-то типам относятся далеко не все, а половина. При этом, степень выраженности, зацикленности механизмов, адаптации / дезадаптации может быть разной. И вводится простой критерий: покуда человек, невзирая на свою натуру может действовать сообразно требованиям ситуации, он адаптивный человек.

Например, тревожный человек концентрируется в ситуации угрозы: что его натура требует? Спрятаться под одеяло. Но если эта ситуация угрозы требует действовать по-другому, то человек способен преодолеть свою натуру и противостоять опасности.

Если примерно в половине ситуаций человек может действовать сообразно натуре, а в половине так как требует ситуация, мы такого человека называем акцентированный или акцентуированный. А если в большинстве ситуаций человек действует не так как требует ситуация, а так как требует его натура, это дезадаптация.

Например, есть ситуации, где не нужно выпендриваться - есть. Но, например, демонстративный человек не может не выпендриваться. И тогда, по отношению к большинству ситуаций он неадекватно себя ведет. И это уже дезадаптация.

Или тревожный человек в большинстве ситуаций действует сообразно тревоге, это уже дезадаптация. Или махровый параноик, который в любой ситуации видит подвох, козни, он тоже будет дезадаптивной натурой.

Поэтому, большинство вообще ни к каким типам не относятся. Остальные относятся, но с разной степенью выраженности. А самое интересное и печальное, что чистых типов практически не бывает. Поскольку в нас действуют все механизмы, то чаще всего мы имеем смешанные типы. Чисто тревожных людей, ну бывает, иногда можно найти в клинике, но с трудом. А вообще то, по большей части, типажи смешанные. Потому что в основе типа лежит с одной стороны наследственность - генетика, а с другой - ситуация развития. У нас много генов (от папы, мамы, бабушки, дедушки) и поэтому в нас генетически могут быть предпосылки и тревожной и демонстративной натуры. Так тоже бывает. Хотя тревожные мы выводили из того, что плохо действует вытеснение. А истероиды - хорошо действует вытеснение. То есть в одном человеке могут уживаться две эти натуры: с одной стороны, одни гены дают ему хорошо действующее вытеснение, а с другой - плохо действующее вытеснение. И тогда, в зависимости от того, как складывается жизненный путь, он может с набором предпосылок и для тревожного и для демонстративного, стать в подростковом возрасте тревожной натурой, а может - демонстративной. А может, как чаще бывает в так называемую дисгармоническую натуру, когда предпосылки будут конфликтовать. Например, если в человеке есть и достаточно яркие тревожные проявления и достаточно яркие демонстративные проявления. Как это может быть? По-разному. В одной ситуации он демонстративный, в другой - тревожный. В одной сфере деятельности/с одними людьми он демонстративный, с другими - тревожный. В каждом конкретном индивидуальном случае это может быть по-разному. А есть так называемые, гармонические натуры, когда свойства не конфликтуют друг с другом, а дополняют.

Например, шизоидность и паранояльность достаточно хорошо между собой уживаются и мы имеем шизоида с паранояльными дополнениями. Тогда мы имеем шизоида со сверхценными идеями, неадекватно повышенной самооценкой и все, что свойственно паранояльной натуре. А может быть паранояльная натура с шизоидными особенностями. Тогда мы имеем упертого, ригидного, паранояльного человека, но еще и с шизоидными акцентами. И тогда его сверх-ценные идеи могут быть своеобразными.

И поэтому есть вещи, которые друг друга дополняют и вполне уживаются. Но каждый раз, в каждом конкретном случае желательно понять, что там в ядре, если там что-то есть и что как дополнение. А иногда и три типа могут быть смешаны. В каждом из нас смешаны не все типы, но все механизмы. В каких-то людях могут доминировать одновременно и вытеснение и застревание. И тогда мы будем иметь предпосылки смешанного типа. А иногда мы можем и три иметь ядра в одной и той же натуре. Мы будем это подробнее изучать в психодиагностике.

То, что мы до этого обсуждали, это вообще то не личность, а скелет или каркас личности. Потому что личность может пониматься двояко. Мы говорили про механизмы, которые дают ту или иную натуру. Сам по себе механизм это не хорошо и не плохо: в каких то ситуациях это будет помогать, в каких-то - мешать. Мы обсуждали это не в терминах хорошо/плохо, не в терминах здоровье/болезнь, а в терминах адаптации/дезадаптации. Но мы живем в мире, где есть определенные социокультурные ценности, где есть понятие о том, что такое хорошо и что такое плохо и другое понимание личности, это об этом. Это в первую очередь о системе ценностей человека. И эта система ценностей социокультурно задана. И мы в нее приходим и усваиваем или не усваиваем. Но поскольку социум исходит из этих ценностей, тогда и требования и ожидания людей друг к другу на этом основаны. И тогда если человек ведет себя не сообразно этим ценностям, мы воспринимаем его как плохого человека. 10 заповедей и еще много чего - ценностный каркас социума и культуры. В этом смысле тревожный человек может быть плохим, а может быть хорошим. И это не зависит от его тревожности. Застревающая натура может быть плохой, а может быть хорошей. Может мерзкие поступки делать, а может родине служить. Типажи это механизмы, каркас и скелет, на который нарастает мясо из ценностей и мотивов. Человек по содержанию определяется иерархией ценностей и мотивов. Мотивационная сфера - пирамидкой и социум требует от нас того, чтобы натура была хорошей и правильной личностью и ценности были наверху иерархии, а все остальное им подчинялось бы.

Наверху иерахии написано «не убий». И все остальное подчиняется им. Если мне нужно достичь какого-то мотива, но при этом нужно переступить через «не убий», я не буду этого делать. Потому что это выше. А если это ниже, то у меня другая иерархия. И у меня наверху, например, все мотивы удовольствия, а в середине - общечеловеческие ценности. Тогда ради собственного удовольствия я могу через них переступить. А вот как складывается, пирамидкой или нет, это зависит от того, в какой мы культуре (например, в каких-то культурах этой заповеди «не убий» нет).

Сейчас культуры, говорят размываются. И некоторые считают, что это хорошо. Но на самом деле, культура только тогда культура, когда она противостоит другой культуре. В середине XIX века были антропологи, которые попадали в разные места, к папуасам, у которых была своя культура. Сюжет: старик - последний из племени в Океании. У них в джунглях несколько племен, они все время воевали и боролись за ресурсы и мифология такая, что если я воюю и если я определенного статуса и убил врага определенного статуса, то я должен отрезать его голову, съесть мозг и поставить его череп на определенное место и если я этого не сделаю, то я выродок. А европейцу это непонятно. Корреспондент наивно спрашивает старика, который один из последних из тех верований: «Как же так, это же человек?» А старик ответил: «А меня поражает, как вы можете бомбить с самолетов селения. Я, когда отрезаю голову, я знаю, что это за человек, зачем я это делаю и что дальше будет. Но когда вы кидаете что-то на людей, которых вы никогда не видели и не узнаете, то у меня это в голове не укладывается.»

Поэтому, как складывается эта пирамидка, зависит от родителей и социума. Тревожный может быть плохим и хорошим, может быть умным и глупым. Да, он тревожный, но как натура, как социокультурное образование он может быть разным. На эту натуру может много чего надстраивается. И сама по себе натура не определяет того, что на нее надстроится. Если человек шизоидный, это совершенно не значит, плохой он будет или хороший. Конечно, если это дезадаптивная стадия, он не хороший и не плохой, но ему плохо и всем от него плохо. Иногда, мы навешиваем ярлыки, что он плохой. Потому что у нас есть атрибуция, что все что ни случается, сделано по отношению к нам. Но это уже вторичные проекции. Поэтому, с одной стороны, мы рассмотрели, какие механизмы у каждого из нас действуют и как получается так, что мы их не замечаем, как получается так, что мы искажаем реальность, воспринимая ее не искаженной (чем больше выражен типаж, тем больше искаженная реальность, только мы этого не знаем, так как для нас она какая есть, такая есть, но другие ее воспринимают по-другому). Кроме того, действительно, при генетических предпосылках и определенных предпосылках развития, могут формироваться устойчивые, зацикленные, самовоспроизводящиеся комплексы механизмов и в зависимости от того, в адаптивную или дезадаптивную среду попадает человек с такими предпосылками, зависит его адаптация/дезадаптация. Разговора про личностность в ценностном понимании у нас не было. И вообще, его будет достаточно мало. Потому что ценностями занимаются другие науки, - философия, аксеология, мораль, нравственность. Нам интересно, какие психологические механизмы действуют у тех или иных людей. И заключая про типажи, это так называемая эмпирическая, стихийно сложившаяся типологизация. Окончательных критериев нет. Смотря как выстраивать критерии. Пантилеев выстраивает по механизмам.

Единственное что из этого можно вынести, то, что на самом деле ярких проявлений человеческой натуры не так много. Просто много ситуаций, в которых они проявляются. Одна и та же черта в разных ситуациях и проявляется и выглядит и называется по-разному. Мы еще будем об этом говорить, когда дойдем до теории личностных черт. С одной стороны, полезная типологизация, потому что за ней стоит опыт тысячелетний и клинический опыт. С другой стороны, это же и недостаток, так как такого рода типологизации поневоле грешат сведением к ярким, дезадаптивным проявлениям. В штатах такие типологизации по приеме на работу запрещены и можно нарваться на судебный иск, почему тебя оценивают в критериях, которые идут от психиатрии.

Есть другие типологизации, которые основаны на каких-то явно выявленных описанных и выраженных основаниях. Таких классификаций тоже достаточно много, они более упорядочены, но они и более узки. Типологизации по явно выраженным осмысленным и описанным основаниям тоже что-то дают. Наиболее яркой типологизацией такого рода, является так называемая типологизация Карла Густава Юнга.

Психика устроена так, что сначала что-то вовне, между людьми. Потом - как навык и автоматическое действие. Но чтобы выработался нужный и правильный навык, нужно чтобы было чему сворачиваться.