Все статьи

Сфера самосознания

28 апр. 2017
241
СФЕРА САМОСОЗНАНИЯ

Образ «Я»

Поговорим о важной и интересной, хотя трудной для понимания сфере личности как сфера самосознания. Понятно, что любой человек относится к какому-то типу и обладает каким-то набором личностных свойств. Но это видно не только со стороны. Каждый из нас имеет какое-то представление о самом себе. Мало того, что у нас есть самосознание, каждый человек является особым предметом в мире культуры. Это единственный предмет, который обладает самосознанием и который про себя еще что-то знает, мыслит и чувствует. Причем, если брать по отношению к самому себе, есть иерархия того, что более, а что менее важно. Сам человек по отношению к себе много чего испытывает. Это крайне сложная тема, как вообще человеку дано и как он умудряется чего-то про себя знать и что такое человеческое «Я». Долгое время про это мыслили философы, все пытались уловить, где находится «Я», что это такое и зачем оно нужно.

Первым философом, который более или менее психологизировал проблему «Я» - Уильям Джемс. Он попытался впервые как-то отрефлексировать и описать разные понимания человеческого «Я». А поскольку он был англичанин, он описывал на английском, а там есть три обозначения для «Я» - I, Me и Self. Под I Джемс предложил понимать то, что он обозвал интуитивное или часто это называют имманентное «Я» или позже это стали называть экзистенциальное «Я». То есть, некую точку, источник, откуда все исходит. Более содержательно это имманентное «Я», кроме как чистый субъект, что он есть, описать не получается.

Для того, чтобы дать более содержательные описания, что есть «Я», Джемс использовал Me. Me - это не просто чистая субъективность, а скорее то, что человек считает собой. Или своим. Или принадлежащим к его «Я». Или объемлемым его собственным «Я». Когда Джемс стал изучать границы этого собственного «Я», оказалось, что это не так просто и это большая проблема. Например, «Я» вроде «Я». Каждый из нас как-то это ощущает и переживает. Но если мы в это рефлексивно не вникаем, то нечего и мудрить. Но если задуматься, что мы считаем «Я»... Мое тело это часть «Я»? Большой вопрос. Но на самом деле, как показывают исследования, то далеко не у всех или не в полном объеме. Есть люди, которые не считают некоторые части тела как принадлежащие собственному «Я». Вроде что-то прилипло :) А это уже связано с отношением к собственному «Я» и с отношением других очень тесно переплетено. Мои близкие это часть моего «Я»? С одной стороны, они сами по себе, а с другой - те близкие, эмоциональные отношения, особенно с ребенком у матери, это часть ее или нет? Поэтому, достаточно трудно определить границы «Я» и существует масса различий, что человек считает «Я». Мы сейчас говорим о том, что мы на самом деле переживаем как собственное «Я» вне зависимости от рефлексии. И действительно, очень большая вариативность не только в зависимости от возраста, но и от ситуации и от степени адаптации, все у каждого человека меняется, что включено, а что не включено в «Я». И на этой основе возникает куча проблем, когда мы отторгаем не только часть своей личности, своей психики, но и часть своего тела. Отсюда родилось много направлений так называемой телесно-ориентированной терапии. Тем не менее, большая проблема, что человек включает в «Я».

Третье обозначение, Self, Джемс использует как то, как человек, собственно себя представляет. Это некая рефлексия или результат обращения внимания на себя. То, что позже получило название «Образ Я» или «Концепция Я». Самоочевидно, что у каждого есть образ «Я». Возникает вопрос: «Я же по отношению к себе не есть внешний объект, как я могу себе себя представлять? Я же себя не вижу и не слышу, а если вижу и слышу, то крайне искаженно.» Сейчас, когда мы слышим или видим себя со стороны, на видео или на магнитофоне весьма странные, в основном неприятные ощущения. Мы себе не так представляем свой голос. И себя. Поэтому происходит сшибка. Те представления о том голосе с которым мы живем не совпадают с тем, что есть на самом деле. При этом, сам по себе голос в оценке окружающих, он хороший или плохой. У человека может быть сколь угодно приятный голос, но на магнитофонной записи он ему не нравится и он себя не узнает. Или когда случайно мы себя на видео видим, особенно если мы не ожидаем. Когда нам говорят, что «это ты», особенно если в неожиданном ракурсе, то мы очень удивляемся и то, как это выглядит и то, как это себя ведет. И так в каждой ситуации. Одно дело, что я вижу, когда я что-то делаю, другое дело, как это выглядит со стороны. Поэтому, возникает вопрос, а откуда вообще мы о себе что-то знаем?

Еще один парадокс: когда мы говорим «Я», подразумевается нечто единичное и тождественное самому себе. При этом, внутренне ощущение самотождественности есть у всех. Если оно нарушается, то такой человек не может жить в социуме (люди со множественными личностями). Если мы в здравом уме, то у нас есть внутреннее ощущение собственной тождественности. Хотя со стороны это очевидно, что я в подростковом возрасте, я в 30 лет, в 40 лет и в 70 лет это очень сильно отличающиеся друг от друга люди. Совершенно разные. Но тем не менее, каждый человек проносит через всю жизнь ощущение одного и того же «Я». Которые внутренне для меня практически не меняются. Образ может меняться. Да, я могу признать что я старый. А на уровне ощущения, у меня «Я» одно и то же. И с этим связаны возрастные кризисы, когда реально человек другой, а ощущает себя также. К 40-летнему отношение и ожидания другие нежели чем к 16-ти летнему. И если он начинает вести себя как 16-ти летний, он не соответствует ожиданиям. А мы ощущаем себя также. И нам трудно вписаться в новый образ. Практически до глубокой старости это «Я» не меняется. В плане внутреннего ощущения, все люди умирают молодыми. Как это происходит, что «Я» не меняется, остается одним и тем же?

Внутреннее ощущение последовательности, тождественности и единственности моего «Я» совершенно очевидно. Но в то же время понятно, что это «Я» не одно. Человек сам с собой разговаривает? Разговаривает. Тогда кто с кем разговаривает? Причем, жанры этих разговоров могут быть самые разные. Мы можем сами с собой что-то обсуждать, ругать себя, хвалить себя. И когда я себя ругаю, кто кого ругает? Получается, что есть одна инстанция - «Я», которая ругает меня же самого. Если что-то тождественно, между тождественным не может быть отношений никаких. Сама по себе возможность диалога, это всегда разделение и расщепление. Причем, если задуматься, то их далеко не две. Если я себя ругаю, то там еще возникает кто-то. Я начинаю оправдываться. Или приводит аргументы. На самом деле, инстанций много. Сколько? Зависит от обстоятельств и организации.

Странная вещь: самоочевидно, что «Я» - единственное, тождественное и последовательное. С другой стороны, самоочевидно, что оно не единственное, не самотождественное и не последовательное. И опять же, на это есть куча не только интраспективных рассуждений, но достаточно серьезных исследований и клинических фактов.