КонсультацииЛичностные проблемы

Как перешагнуть через прошлое и справиться с жаждой мести?

31 мар. 2020
Андрей
Моя совершеннолетнюю девушка трагически лишилась отца и после этого её мать необоснованно положила в психушку с очень строгим режимом содержания, аргументировав это заботой о ее здоровье. Меня, в свою очередь, мать изолировала от контакта с нею посредством умалчивания места ее госпитализации и, когда я окольными незаконными путями узнал адрес больницы, заявлением о недопуске. Я, изучив ее состояние в последние дни определил, что это на 99% посттравматическое стрессовое расстройство и всячески настаивал на ее выписке, аргументировав это тем, что ей там не место, но мои слова все проигнорировали. Никто не оповещал меня ни о состоянии ее здоровья, ни о сроках ее выписки, ни об условиях ее содержания и общем самочувствии. В течение всего периода ее пребывания в стационаре (28 дней) я находился в состоянии перманентного стресса и маниакального решения возможных будущих проблем (считал, что все это для того, чтобы впаять ей недееспособность - искал информацию о ее снятии и соответствующего юриста; думал, что это возможная гонка за наследством и т.д.), поливал грязью всю семью девушки за глупость, которую они совершили. Саму девушку в то же время госпитализировали с нарушением всех норм и процедур, насильственно сдирали одежду при первичном осмотре, угрозами заставили подписать необходимые документы и против ее воли кололи очень сильные антипсихотические препараты и сильнодействующие снотворные. Ей было очень тяжело в тех условиях, но мать намеренно затягивала сроки выписки, якобы, чтобы ее получше полечили. В течение всего срока пребывания в стационаре мать приходила навещать дочь и каждый раз капала на мозги о том какой плохой у нее молодой человек и как плохо она разбирается в людях. После ее выписки у нее была сильная нейролепсия на фоне приема сильнодействующих атипичных антипсихотиков. Совместными усилиями, прочитав и изучив проблему, мы справились с последствиями, отказались от приема препаратов наперекор требованиям врачей и справились с, слава Богу, непродолжительным синдромом отмены. Мать и родственники девушки настаивали на продолжении приема препаратов, а при любом всплеске эмоций (как положительном, так и отрицательном) считали, что это проявление старого недуга и угрожали, что положат снова. В итоге мы плюнули на все и ушли жить вместе вне досягаемости ее родственников, после чего девушка решительно и безвозвратно разорвала все отношения с ними. После первого посещения ПНД мы узнали, что в амбулаторной карте указан диагноз "посттравматический психоз" - легкий диагноз, не требовавший столь радикальных мер, который мог спокойно лечиться в домашних условиях курсом седитативных препаратов и психотерапией. И, что самое главное, мы все узнали, что я в итоге оказался прав. Благо, получилось безо всяких проблем отказаться от дальнейшего лечения и автоматически перенаправить дело в архив, восстановив девушку во всех правах (право на вождение автомобиля, на получение лицензии на огнестрел, на занятие руководящих должностей и на работу в правоохранительных органах и в области медицины). Однако, мать и все родственники продолжают настаивать на том, что они были абсолютно правы, что это был единственный выход, и что они все святые, а мы неблагодарные ублюдки. Проблема заключается в том, что на фоне всего произошедшего, у меня развилась острая жажда мести (сначала с желанием убийства, потом с желанием, чтобы родственники признали неправоту и мучились до конца своих дней от угрызения совести), с которой я не знаю как справиться. Вторая проблема заключается в том, что я больше не могу спокойно смотреть на санитаров, врачей, машины скорой помощи и прочие атрибуты медицины. Мне хочется либо плакать на фоне возникающих травматических воспоминаний, либо возникают вспышки гнева, желание наброситься и раздробить в щепки эту чертову машину скорой помощи или избить санитара. То же самое происходит при упоминании психушек в видео или телепередачах. Все свои порывы я контролирую - никаких казусов с моей стороны до сих пор не произошло, но эти состояния мешают мне спокойно спать и жить. Девушка не раз мне говорила, что "эту ситуацию нужно отпустить", что "это пройденный этап", что "мы разрешили все последствия", "мы теперь вместе, никто не разрушил наши отношения, хоть и были попытки", "мы позаботились о том, чтобы никто больше не лез в нашу жизнь", "будь счастлив наперекор всем". Что самое интересное, я все это понимаю на логическом уровне, но на эмоциональном уровне у меня нет "стоп-крана", который остановил бы весь этот поток усилием воли. Прошу, помогите.
31 мар. 2020

Здравствуйте Андрей. Вы написали очень страшную историю, Вы были напуганы и девушка была испугана тоже, потому что вообще была в тяжелом состоянии. Можно спросить Вас, Вы в России находитесь? Где это происходило? Потому что о других странах я говорить не могу, только о российской системе.

01 апр. 2020
Андрей

Здравствуйте, Ольга.

Спасибо за Ваш ответ!

Я в данный момент проживаю вместе с девушкой в Москве. Госпитализировали ее в психиатрический стационар им. В. А. Гиляровского на ул. Матросская Тишина 20 стр. 1 за двухметровый забор, колючую проволоку вместе с зеками на судебно-психиатрическом освидетельствовании.

изменено 01 апр. 2020

Хорошо, Андрей, давайте разберемся в Вашей истории.

Первый страх самый сильный - карательная психиатрия. Этот страх из прошлого века когда здоровых людей увозили и они исчезали или оставались на долгие годы в больнице. Сейчас этого нет. Никого не могут лечить без его согласия - мы ставим подписи под разрешением на лечение и на госпитализацию. Ваша девушка могла не подписывать документы, но она находилась в тяжелом состоянии. Насколько законно девушка была помещена на лечение в стационар - это юридический вопрос.

Теперь о стационаре -

психушку с очень строгим режимом содержания,

Если отбросить мифы и страхи, то ПНД - это такая же больница, с приемом участковыми врачами, со стационаром, где больные лечатся под наблюдением врачей. Да, там более строгий режим просто объективно - не все больные находятся в адекватном состоянии, и это делается для безопасности, а не потому что это тюрьма. Большинство пациентов психоневрологического отделения сейчас - это пожилые люди с деменцией и молодые с депрессивно-тревожными расстройствами. Да есть более тяжелые заболевания - психопатия, шизофрения, но все больные находятся под наблюдением персонала.

За двухметровый забор, колючую проволоку вместе с зеками на судебно-психиатрическом освидетельствовании.

Представления о "психушке" как в фильме ужасов сильно преувеличены. Как правило, там еще более внимательный и мягкий персонал, потому что они проходят специальную подготовку для работы с больными этой категории. Про колючую проволоку понятно, режим ограничения есть, но это не тюрьма.

Дальше - "вместе с зеками" чувствуете как звучит? Есть мужское и женское отделение, поэтому вместе точно быть не может, и судебно-психиатрическая экспертиза проводится скорее всего отдельно от лечения, это может быть в одном здании, но на разных этажах. Постарайтесь уйти от теории заговора, Вы спрашивали девушку не о первых впечатлениях, когда она была в остром периоде болезни, а когда 28 дней подходили к концу? Когда она уже была пролечена и была в норме - насколько это действительно было страшно? Скорее всего она скажет, что это было как в любой больнице - все по режиму и никаких пыток электрошоком. Прием препаратов, лечебные процедуры, приемы пищи, прогулка, сон - да, все под наблюдением. Те больные, кому назначено, ходят на психотерапию, при любом ПНД есть кабинеты трудовой терапии, где больные могут выполнять простую работу, обычно есть художественная мастерская. То, что девушка во время поступления не отдавала одежду и билась, как ей казалось за свою свободу - она была в состоянии психоза.

Задача врачей - помочь человеку и спасти жизнь. Подумайте над этим.

После первого посещения ПНД мы узнали, что в амбулаторной карте указан диагноз "посттравматический психоз" - легкий диагноз,

Вдумайтесь в слово "психоз" - это совсем не легкий диагноз, если человек находится в состоянии острого психоза он может причинить вред себе и другим людям. Проявлениями психозов могут быть периодически возникающие галлюцинации, психосенсорные расстройства, эпизоды дереализации. Это крайне опасное для больного состояние. Вашей девушке спасали жизнь, просто она была напугана всем, что произошло и находилась в неадекватном состоянии, и конечно этого не понимала.

Я, изучив ее состояние в последние дни определил, что это на 99% посттравматическое стрессовое расстройство

Андрей, если Вы не квалифицированный специалист - Вы не можете ответственно заявлять "Я, изучив ее состояние в последние дни определил... ", это может сделать только врач-психиатр. В какой области профессиональной деятельности Вы являетесь специалистом?

изменено 01 апр. 2020
Против ее воли кололи очень сильные антипсихотические препараты и сильнодействующие снотворные.

Далее страх препаратов - люди боятся, что из человека в "психушке" сделают "овощ", это тоже страх из прошлого. Современные препараты - нейролептики, антидепрессанты, транквиллизаторы - нового поколения, они не вызывают привыкания, и бояться этого не нужно. Ей конечно вводили препараты - врачи должны были ее лечить, ведь она была госпитализирована в тяжелом состоянии. И препараты могли быть сильнодействующими, если по ее состоянию это было необходимо. Ничего сверх нормы ей дать не могли - в отделении ведется строгий учет этих препаратов, и в обычной жизни их не купить без рецепта. Против ее воли уже не может быть, потому что она подписала документы с согласием на лечение, поэтому ее лечили так, как было необходимо в ее состоянии.

Получилось безо всяких проблем отказаться от дальнейшего лечения и автоматически перенаправить дело в архив, восстановив девушку во всех правах 

Задумайтесь почему - возможно это не героический подвиг, просто ее права никто не отбирал? Право на вождение автомобиля, на получение лицензии на огнестрельное оружие, на занятие руководящих должностей и на работу в правоохранительных органах и в области медицины могут ограничить, если это хроническое и затяжное психическое расстройство с тяжёлыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями. Если человек наблюдается у психиатра, то есть две группы наблюдения — консультативная и диспансерная. При консультативной психическое расстройство не тяжёлое, не требует обязательного регулярного наблюдения, пациент сам решает, когда ему обращаться за помощью и надо ли обращаться вообще. Эта группа заболеваний не относится к той, при которых ограничивают в перечисленных правах. Диспансерная группа наблюдения означает, что психическое расстройство протекает тяжело, часто даёт обострения и потому требует постоянного наблюдения, которое определяется лечащим врачом. Эту группу в правах ограничивают, и это целесообразно для общей безопасности.

После ее выписки у нее была сильная нейролепсия на фоне приема сильнодействующих атипичных антипсихотиков.

Это очень серьезный риск для здоровья девушки, потому что резкая отмена препаратов могла вызвать проявления заболевания снова. Эти препараты отменяются врачом в течении нескольких месяцев. После выписки она должна была возможно еще около года получать медикаментозную поддержку, только в меньшей дозировке. Из лучших побуждений, Вы могли причинить серьезный вред своей девушке, потому что совершили ошибку с самого начала - вместо того чтобы объективно проанализировать обстоятельства, начали войну.

В течение всего периода ее пребывания в стационаре (28 дней) я находился в состоянии перманентного стресса и маниакального решения возможных будущих проблем (считал, что все это для того, чтобы впаять ей недееспособность - искал информацию о ее снятии и соответствующего юриста; думал, что это возможная гонка за наследством и т.д.), поливал грязью всю семью девушки за глупость, которую они совершили.

И судя по тому, как Вы это описываете, Вы сами понимаете, что многократно усложнили ситуацию, кроме того, настроили девушку так, что теперь она не общается с матерью. Девушка которая трагически лишилась отца теперь можно сказать лишилась и матери. Для Вашей девушки рассориться с мамой и со всеми родственниками это тоже невыносимый стресс, ведь это ее семья, люди которых она знала с детства. После того что она вынесла это может быть губительно для ее психики. Подумайте об этом тоже.

Мать приходила навещать дочь и каждый раз капала на мозги о том какой плохой у нее молодой человек и как плохо она разбирается в людях.

И конечно, разбираться нужно с собой - почему Вы все так поняли, почему столько агрессии в отношении матери девушки - может быть так, что она изначально не считала Вас достойным мужчиной для своей дочери и не одобряла ваши отношения?

02 апр. 2020
Андрей

Здравствуйте, Ольга.

Мне кажется, нить нашего разговора пошла немного не в ту сторону. Вы поставили меня в позицию защищающегося, и, как мне кажется, основной целью Ваших сообщений в данный момент является не помощь человеку, а попытка обелить Ваших коллег-психиатров.

Вы не можете ответственно заявлять "Я, изучив ее состояние в последние дни определил... ", это может сделать только врач-психиатр. В какой области профессиональной деятельности Вы являетесь специалистом?

Я являюсь специалистом в области информационных технологий. Мало того, до этих событий я мало что знал о психиатрии как с медицинской, так и с юридической точки зрения. Но! Вы упускаете из виду одну деталь. Во-первых, моя бывшая девушка тоже является врачом, хоть и не психиатром, но, проходя обучение на кафедре общей медицины, в той или иной степени студенты затрагивают все сферы. Я активно консультировался с ней как в период ее нахождения в стационаре, так и в период ее медикаментозной нейролепсии. Во-вторых, я, живя с ней на протяжении 4 курсов обучения в меде, знаю, что не совсем опытные врачи ставят диагнозы путем просмотра медицинского словаря и просто сравнивают клиническую картину с анамнезом, патогенезом и симптоматикой каждого отдельного заболевания. В-третьих, в отличие от врачей, которые слышали только показания матери и сестры: "Ко-ко-ко, суидиц, ко-ко-ко, хотела зарезать подругу, забирайте ее скорее", - я обладал полнотой всех сведений, поскольку жил и находился вместе с нею на протяжении целых двух недель и мог дать более точный диагноз не столько из-за своей лучшей медицинской квадификации, сколько из-за более полной клинической картины, которой я обладал в тот момент.

Вашей девушке спасали жизнь, просто она была напугана всем, что произошло и находилась в неадекватном состоянии, и конечно этого не понимала.

Моя девушка на протяжении последних двух недель дурачилась, разрисовывала себя и стены помадой, била зеркала (осколки которых я сразу же убирал), и резала себе волосы. На ее теле не было ни одного пореза или синяка. Ее поведение было неадекватным и ассоциальным, но оно никак не было опасным для жизни самой девушки или окружающих, особенно, учитывая то, что она находилась преимущественно дома. Плюс ко всему, пик психоза прошел за неделю до госпитализации - ее состояние начало стабилизироваться. Даже в амбулаторной карте пациентки указано, что симптоматика суицидальных наклонностей и наклонностей к убийству в состоянии аффекта не подтверждены. Была только склонность к самовольному побегу. Если бы мать заботилась о здоровье своей дочери, то дала бы возможность дать показания врачам о ее состоянии в течение последнего времени, поскольку я был самым ценным свидетелем, который мог бы дать самую полную клиническую картину и ускорить диагностику. Вместо этого она дала ложные показания, изолировала меня от своей любимой девушки (что, кстати, порицает и сама девушка, сказав матери, мол, "его посещения очень сильно помогли бы мне. Зачем ты это сделала? ") и намеренно поместила ее в "казиматы" - за двухметровый забор и колючую проволоку. Да-да, ее туда направили даже не из ПНД, а по запросу матери напрямую. При чем не в Кащенко или какой-нибудь НЦФЗ с нормальным режимом содержания, а в самую конченную больницу Ганнушкина - как по репутации, так и по режиму содержания. Естественно, у меня возникло много вопросов, а ответов не было. Потому что любящая мать вряд ли стала бы так поступать. Поэтому и появились мысли, изложенные в первом посте.

Никого не могут лечить без его согласия - мы ставим подписи под разрешением на лечение и на госпитализацию. Ваша девушка могла не подписывать документы, но она находилась в тяжелом состоянии.

Если наврать врачам о том, что "ко-ко-ко, суицид", то пакуют всех подряд. Это подтверждается многочисленными отзывами и историями в интернете, и, увы, это правда. Я сказал о нарушении процедуры госпитализации не просто так. Согласно ФЗ РФ N 3185-I врачи обязаны были устроить предварительный осмотр на дому и спросить согласия пациента на госпитализацию. Вместо этого они общались с матерью и сестрой, не провели никакого осмотра и просто сказали: "Девушка, пройдемте", - связав ей руки и упаковав ее в машину скорой помощи без ее согласия. Подобные действия они имели право совершать только имея на руках постановление суда на недобровольную госпитализацию.

Как правило, там еще более внимательный и мягкий персонал, потому что они проходят специальную подготовку для работы с больными этой категории.

Этот "более мягкий и винмательный персонал" даже не оповестил девушку о том, что ее везут в больницу. Девушка была в диком ужасе и прострации, поскольку не знала где она и куда ее везут. Этот персонал угрожал девушке: "Подписыыай доброволку, потому что через суд пациенты лежат по полгода, а суды выносят решения какие нам нужны". Этот персонал насильственно сдирал одежду, не имея на тот момент (повторюсь) постановления суда на подобные действия. А действия эти не то что нарушают нормы и процессы госпитализации, а в принципе законодальтельство РФ и международные конвенции по правам человека, ратифицированные ООН. Я уже молчу о том, что ее насильно привязывали к кровати на целый день, что из той же оперы. Как говорит сама девушка: "Это был самый ужасный опыт в моей жизни после смерти отца. Если бы нам разрешали телефоны, то я бы с удовольствием показала генпрокурору что творится там за стенами, в изоляции. Но эти... Кхм... "скунсы" слишком хитрые, потому что телефоном нельзя себя убить, а запрещают их, как мне кажется, чтобы обезопасить свою жопу от тонны исков".

Против ее воли уже не может быть, потому что она подписала документы с согласием на лечение

Согласно тому же ФЗ РФ N 3185-I при добровольной госпитализации врач-психиатр обязан уведомить пациента в доступной для него форме о назначении определенных препаратов, при этом пациент вправе отказаться от их приема. Эта процессуальная норма также была нарушена.

02 апр. 2020
Андрей
Далее страх препаратов - люди боятся, что из человека в "психушке" сделают "овощ", это тоже страх из прошлого.

После выписки девушка была овощем. Отвественно заявляю, т.к. на тот момент уже был очевидцем всего происходящего. Девушка не могла совершать простейшие физические действия, не могла сконцентрироваться более чем на минуту на каком-то действии, не могла сфокусировать взгляд, не могла грамотно формулировать мысли, не могла испытывать эмоции. Эмпирическим путем, после изучения проблемы, мы определили, что это из-за действий нейролептиков, дозировка которых, как потом определили в дневном стационаре, была неоправданно завышена. Испытывать эмоции и чувствовать себя нормально она могла только тогда, когда не пила препараты. И это была не только и не столько моя инициатива, сколько инициатива самой девушки: "Лучше я буду психозной дурой всю жизнь, нежели буду до конца жизни овощем в инвалидной коляске, пускающим слюни".

Задумайтесь почему - возможно это не героический подвиг, просто ее права никто не отбирал?

В дневном стационаре врач-психиатр диагностировал другой диагноз - шизотипическое расстройство личности. Вот оно уже является хроническим и требует динамического диспансерного наблюдения в течение 5 лет с ограничениями, изложенными мною выше. И они были вплоть до того момента, пока мы не настояли в ПНД на том, чтобы нам выдали копии выписных документов, чтобы мы прошли независимую судебно-психиатрическую экспертизу, чтобы аннулировать диагноз, после чего участковый врач-психиатр сказала: "Хрен с вами, годик походите, если больше не попадете на лечение, то диагностирую тебе психоз и гуляй на все 4 стороны".

И судя по тому, как Вы это описываете, Вы сами понимаете, что многократно усложнили ситуацию, кроме того, настроили девушку так, что теперь она не общается с матерью.

Это, опять же, не только и не столько моя инициатива. Моей основной целью после выписки было сделать так, чтобы мать больше не могла влиять на жизнь дочери и решать ее проблемы, потому что она не умеет их решать, а только создавать. Поэтому девушка оформила на меня доверенность в суде и клинике Ганнушкина, чтобы я мог ее вытаскивать из психушки, в случае повторения подобных казусов, и мог подать два судебных иска в случае повторного насильственного вмешательства в личную жизнь и вопросы психиатрического характера: за лжесвидетельствование и за незаконное нахождение на чужой жилплощади в период нахождения девушки в стационаре. Также я ограничил ей доступ к информации о здоровье дочери в клинике, аргументировав это тем, что она не является доверенным лицом, а в случае разглашения информации матери вы нарушаете врачебную тайну. Клиника после этого перестала звонить ей и отвечать на ее звонки. Сама девушка не то чтобы была особо против подобных мер.

И конечно, разбираться нужно с собой - почему Вы все так поняли, почему столько агрессии в отношении матери девушки - может быть так, что она изначально не считала Вас достойным мужчиной для своей дочери и не одобряла ваши отношения?

Это, как мне кажется, было очевидно с самого начала. И я принимаю ее мнение. Но я не принимаю ее рычаги давления и способы рассорить нас и разлучить. Это чудовищно и я буду изо всех сил этому противодействовать. Даже в тот день, когда девушку забрали санитары, мать пришла хозяйничать в ее квартиру и поливать меня дерьмом: "ты здесь не нужен", "ты чужой для нас всех и для моей дочери в том числе", "убирайся обратно в свой Зажопинск", "не рекомендую тебе больше приближаться в моей дочери или возвращаться в Москву", "у нее раздвоение личности, лечить ее будут минимум полгода, мы все поймем, если ты свалишь отсюда или захочешь отказаться от отношений с нею".

изменено 02 апр. 2020

Андрей, если Вы уверены в том что был нарушен закон и хотели бы продолжить борьбу - то тогда это вопросы юридического характера. Конкретно по вопросу, пока Вы считаете себя и девушку пострадавшей стороной, то гнев против медработников можно перестроить так, конкретные люди в конкретной больнице выполняли свои обязанности так, что причинили вред и Вы хотели бы защитить свою девушку в суде. Тогда против других медработников у меня гнева нет - они ни в чем не виноваты. И я спокойно смотрю на машины скорой помощи и других работников медицинской отрасли. Если Вы передумаете обращаться в суд - или девушка этого не захочет - тогда обиду и гнев перестроить ещё проще - да, это наш выбор, не наказывать этих людей, которые причинили вред, по закону. Тогда я просто готов забыть эту историю чтобы не возвращаться в события, которые приносят моей девушке неприятные воспоминания. Когда Вы берете ответственность за свой выбор на себя, то обида и гнев проходят.

02 апр. 2020

Что касается общения с матерью, когда мы взрослые и отношения не складываются по разным причинам, мы имеем право не общаться или общаться так, как комфортно нам, поэтому если девушка не хочет общения с матерью - это ее право и ее жизнь. Она строит свою жизнь так как хочет.

изменено 02 апр. 2020

То есть, Вы понимаете, что когда обращаете свой гнев на всех без исключения медработников - это когнитивное искажение - обобщение. Негативный опыт даёт страх повторения. Как пример - у женщины был неудачный брак, муж пил, бил, и когда она с ним рассталась, она боится снова заводить отношения потому что все мужчины одинаковы. Но это не так, это обобщение. Все мужчины разные. Так же и в этом случае, вред нанесли конкретные люди - не все медицинские работники плохо выполняют свою работу, множество других прекрасные специалисты и спасают людям жизнь. Поэтому против всех у меня гнева нет. Я хотел бы по закону наказать тех, кто вел себя недостойно, но если я решил не делать это - тогда я оставляю эту историю в прошлом и готов идти дальше. Постарайтесь сейчас создать своей девушке максимально комфортные условия для реабилитации.

Получите консультацию психолога

Не откладывайте решение вопроса!

Есть вопросы?

Спросите психолога прямо сейчас!