Все новости

Психоневроз - борьба детей за любовь

10 сент. 2016
105
Практикующий психолог и психотерапевт нашего времени, Артур Янов, сформулировал основные положения«Первичной терапии» – нового направления в современном психоанализе. В своей книге «Первичный крик» онраскрывает все аспекты этой теории, которая сегодня помогает в лечении неврозов и химических зависимостей.

По мнению Артура Янова, первичные травмы, а именно:негативные воспоминания и чувства, неудовлетворенные потребности, полученные в раннем детстве и преследующие нас всю жизнь, и есть причины неврозов. Эти первичные травмы, подавленные, неотреагированные, впоследствии становятся механизмами психологической защиты. Они не дают человеку естественно развиваться. Блокируют нормальный доступ человека к его собственным чувствам. Это не дает ему возможность быть «настоящим»и вызывает напряжение, которое впоследствии может приводить к психосоматическим расстройствам.

Когда ребенку отказывают в поддержке, когда тот человек, который находится с ним рядом и должен его любить, на самом деле его не любит, у него развивается невроз. [/CENTER]

Определенные чувства подавляются, скрываются, отрицаются, все для того, чтобы его наконец полюбили. Эти подавленные невыраженные чувства и неудовлетворенные потребности причиняют ребенку боль. Формируется утверждение, что его невозможно любить таким, какой он есть. Что он не может надеяться на любовь, если будет самим собой.

Если нет у ребенка ничего, что помогало бы выйти этой первичной боли, то его «Я» не выдерживает и формируется нереальное «Я», которое как бы защищает ребенка. Нереальное «Я» становится главным и одновременно с выполнением функции защиты направляет ребенка к развитию невроза.

Если рядом с ребенком будет находиться человек, поддерживающий его, помогающий понять его чувства, то, скорее всего, сознание ребенка не расщепится и нереальное «Я» не будет сформировано.

Однако если сознание все же расщепилось, чтобы восстановить личность, чтобы вновь обрести цельность, необходимо это расщепление распознать, почувствовать его и через испускание крика воссоединиться. Чем сильнее пациент ощущает расщепление, тем сильнее и глубже переживает воссоединение частей сознания.

Необходимо ту боль, которая может даже не осознаваться, но живет в пациенте, влияет на него, научиться выражать. Человек должен вернуться в ту ситуацию, которая вызвала первичную травму, снова пережить ее и освободиться от нее через крик.

Т. е. Пациент должен найти свое прошлое и ощутить себя тем самым нелюбимым, нежеланным, ненужным ребенком. По-настоящему прочувствовать страдания ребенка, осознать все эти чувства, но не подавить их, а прожить. И когда эти чувства будут прожиты, их больше не останется, уйдет все ненастоящее.

Тогда он становится «настоящим», уходит внутреннее напряжение, с которым ему постоянно приходилось как-то справляться. Больше не нужно быть там, где его нет на самом деле. Нет необходимости жить прошлым.

Здоровый человек не испытывает чувства зависти, понапрасну не беспокоится, способен в себе найти источник радости. У него нет фальшивого фасада. [/CENTER]

Он позволяет близким людям быть самими собой. Он не живет чужими успехами. Он знает, что ему нужно, а не просто требует себе того же, что есть у других. Ему не нужно, как невротику, эксплуатировать других людей, чтоб почувствовать себя нужным и важным.

Смысл жизни здорового человека определяется тем, как глубоко он умеет чувствовать то, что у него внутри, свои переживания. Если человек не умеет чувствовать, это разрушает его представление о себе и дает возможность разрушать не только его личность, но и личности других.

Чтобы научиться получать истинное чувство от другого человека, необходимо научиться чувствовать себя. Не научившись чувствовать себя, мы не сможем по-настоящему чувствовать других. Если человек сам себе не близок, он не может стать близким кому-то.

Любовь противоположна боли. Любовь ее устраняет. Если боль убивает настоящее «Я», то любовь наоборот, помогает усилить и укрепить ощущение своей личности.

Любить по первичной теории – это позволить человеку быть таким, какой он есть. Дать другому человеку свободу самовыражения, оставаясь при этом самим собой.