1. Ирина Млодик
    19 апр 2018 3091
    Ирина Млодик Кандидат психологических наук
    О клиенте
    Он герой. Потому что выжил. Смог. Справился. Нашел способ. Возможно, получил образование. Превзошел самого себя. Совершил невероятное, но уже устал, растерян, может быть, даже сломлен.

    Где-то смог о вас услышать или прочитать. Нашел в себе слабую надежду на то, что именно вы ему, может быть, поможете. Все равно уже так плохо, что... Какая разница.

    Преодолел в себе страх, стыд, тревогу и пришел. Принес вам те способы, с помощью которых выжил и справился. Не верит ни вам, ни себе, но очень хотел бы опереться хоть на кого-то.

    Несмотря на то, что раскрывается и рассказывает о своих проблемах, все равно для вас (да и для многих других) старается выглядеть лучше. Боится быть обнаруженным, мечтает быть таковым. Устал выдерживать немыслимое напряжение от страха быть разоблаченным.

    Пока не верит в то, что что-то изменится, но успокаивается, потому что вы слушаете. Не отчитываете, не стыдите, не читаете моралей. Трогает ваш интерес, но трудно до конца поверить в то, что он искренний. Его никто так раньше не слушал.

    Хотел бы вам нравиться, а также чтобы перестало быть так, как было. Иногда вдруг злится, «кидается», обвиняет. Это значит, что больно. Это значит, мы именно там, где все это когда-то произошло. Иногда, наоборот, ходит кругами, путает следы, огибает, пускает по ложному следу. Это значит, мы близко, но просто пока нет сил. И, разумеется, он это не специально.

    Замечая это, «гнобит» себя. Он же должен работать над собой, а он сопротивляется. Может и на вас «наехать», выясняя, почему вы не ускорите его «лечение». Но вы-то знаете: всему свое время. Вам и самому хотелось бы иногда ускорить, да кто ж вам даст...

    Он все больше встречается с реальностью, с самим собой. И очень часто он вам совсем не благодарен за эту встречу. Его можно понять, кому ж легко перерабатывать столько боли, горя, страха и ярости. А встречаться со своей пустотой, тоской, заброшенностью, покинутостью, одиночеством? Этого никто не заказывал, заберите это обратно. Верните ему его неведение.

    Он говорит вам, что очень хочет измениться. Не верьте. Больше всего на свете ему хочется остаться собой. Все так и будет. Он не изменится. То, что в нем есть, останется с ним навсегда. Просто появится что-то еще. То, о чем он не знал, не подозревал, не видел в себе, а теперь узнает и сможет присвоить. И даже пользоваться тем, что обнаружил в себе.

    Он будет хотеть к вам приблизиться. Или покинуть. Иногда и то, и другое одновременно. Он будет приносить вам свою депрессию, отсутствие сил, желаний, свою беспомощность, пустоту и отвращение к тому, что вынужден в этом находиться. Он будет радоваться тому, что этому есть свидетель. Он будет в стыде и страхе быть покинутым. Вдруг вы не выдержите и тоже отвернетесь?

    Ему будет очень важно знать, как вы к нему относитесь. Ему будет страшно это узнавать. Поэтому он будет придумывать. Его фантазии будут, конечно, много страшнее реальности. Но они вам расскажут о том, в чем он жил.

    Вы будете замечать, что постепенно он начнет приносить вам другое представление о мире. Сначала это мир, где начальство не признает, мужчины «все как один неподходящий вариант», дети вызывают слишком много беспокойств, подруги глупы и назойливы, люди на улице враждебны, чиновники кошмарны, врачи — убийцы, учителя — все сплошь пережитки прошлого.

    Потом его мир начинает меняться. Внутри гармоничнее и снаружи все дружелюбнее и приятнее.

    У вас все чаще будет получаться вместе. Он уже выдерживает вашу неидеальность и то, что вы неточно его понимаете. Он уже многое умеет: не взять, если не его, подправить, чтобы было точнее, присвоить то, что уже получается. Сделать сам, если может, взять ваше, если подходит. Просить других, мочь самому.

    Ему все меньше нужды прикидываться, он все больше замечает вас, а с вами и весь мир. Ведь можно уже не тратить столько сил на защиты и оборону от ужасов, что мерещились на каждом углу. Не зарабатывать любовь, не подозревать, не контролировать и не управлять чужими жизнями. Все больше можно жить самому, потому что все больше изнутри, доподлинно, всем своим естеством понимаешь, кто ты.

    О процессе
    1. На все процессы и этапы работы с «пограничниками» требуется значительно больше времени, чем с невротиками. Сложнее и дольше складывается альянс. Клиент, по понятным причинам, дольше держится за свои защиты. Очень нуждаясь в помощи и необходимости разделить тяготы внутренней работы, будет долго неспособен к созданию терапевтической совместности, в которой работа происходит быстрее и эффективнее. Все аффекты тоже длятся дольше, что, конечно, его изматывает и пугает. Да и вас может выбивать из колеи.
    2. Без увеличения частоты встреч «пограничнику» часто трудно выдерживать собственные процессы, невозможно погружение. Поэтому важна вариативность расписания, чтобы в случае вступления вашего не погранично-организованного клиента в пограничные процессы и модели иметь возможность предложить ему более частые встречи, если сам клиент готов к этому финансово (что, к сожалению, тоже бывает не всегда).
    3. Именно для них нужны какие-то особые условия получения вашей помощи или поддержки в момент ваших отпусков, перерывов в работе или длинных выходных. Важно, чтобы условия были обговорены: в каком формате, количестве, в каком режиме и как именно будет осуществляться эта поддержка.
    4. В силу действия сильных механизмов проекции и проективной идентификации особое значение обретает возможность работать с контрпереносом, то есть чувствами, которые возникают у терапевта в процессе встречи. Очень часто только таким образом пограничный клиент может «рассказать» терапевту свой пока мало осознанный и не присвоенный материал. Для того чтобы в контрпереносе отделить собственные чувства от помещенных в него клиентом, терапевту требуется высокая осознанность и способность к качественному разделению, дифференциации своих чувств и чужих. Собственная терапия и супервизия очень помогают этому.
    5. По крепости вашей связи «пограничники» будут делиться на тех, кто очень привязан к своему терапевту и очень тяжело переживает даже потенциально возможный разрыв отношений, и тех, кто почти всегда готов «убежать» из отношений самым разным способом, опаздывая на встречи, устраивая внезапные перерывы или срывы терапии.
    6. Длительность терапии невозможно предугадать — слишком много побочных переменных, включая поставленные клиентом задачи. Значительных улучшений в состоянии можно ждать с некоторой периодичностью. Что-то начнет меняться в жизни «пограничника» с первых встреч, но для того чтобы внутренне состояние стало устойчивым, нужны годы терапии. Учащение встреч может углубить работу, но у клиента должны быть возможности для этого: эмоциональные, временные, финансовые.
    7. «Пограничники» будут делиться на тех, кто будет активно и убежденно отрицать необходимость терапии, и тех, кому не надо доказывать и объяснять, что она нужна, потому что необходимость помощи они чувствуют всем своим существом. Поэтому такие клиенты имеют самую высокую мотивацию, даже если пытаются уйти с терапии, прервать ее. Просто именно в этот момент они не выдерживают близость с вами или самих себя.
    О вас
    Вы недавно в практике. И вам все по плечу. Вы готовы на подвиги и почти уверены, что справитесь с любым клиентом. Вы еще способны рисковать, искать свои пути, менять правила. На таких, как вы, и держится надежда клиентов. Если бы не вы, многие так и не решились бы пройти этот путь. Часть из них начинали именно так: с опорой на вашу убежденность, что вы можете.

    Кто-то, наверное, прервет терапию, дойдя с вами до первого самого чувствительного места, которое вы не сможете преодолеть. А кто-то останется и будет расти вместе с вами, будет озадачивать вас, сподвигать читать книги, обучаться, ходить на семинары, получать супервизию.

    Вам иногда будет казаться, что вы можете и знаете все, а они ничего. Такими беспомощными, потерявшимися они будут представать перед вашим взором. Это иллюзия. Они могут многое хотя бы потому, что много-много лет как-то жили и справлялись без вас. Их прежние способы всегда будут при них. Вы — всего лишь шанс на их расширение. А они — ваш шанс на уникальный опыт.

    Вы будете о них думать, иногда значительно чаще, чем хотелось бы. У вас будут весьма размыты границы между жизнью и психологией. Все будет пронизано вашей способностью воодушевленно во всем видеть глубокий психологический смысл. Это неизбежно на первых порах. Наполнение смыслом — приятный бонус в такой работе. Ощущение, что находишь и видишь связи, даешь возможность проявиться чему-то, давно скрытому, придает сил и создает значимость. Понимание, что ты помогаешь человеку поменять свою жизнь, очень воодушевляет и поддерживает в бурях.

    Вы давно в практике. Тогда у вас значительно больше сомнений. «Получится ли у нас?» — «Давайте попробуем, разве можно что-то знать наверняка». Если уж вы решились, то вы просто начинаете, уже зная, что обнаружатся подводные рифы, которые не предусмотреть, не преодолеть. Но плыть-то нужно, поэтому плывем. Поймем в процессе, насколько крепок наш совместный корабль. Им хочется гарантий? Всем хочется, вы бы тоже не отказались, но их нет, есть только совместные усилия и вера в процесс.

    У вас уже есть значимое разграничение между психологией и жизнью. Уже не хочется видеть связи везде и всем открывать глаза. Ваша работа — это место вашего спокойного присутствия, веры в то, что другой, сидящей напротив вас, тоже многое может. Что вместе у вас либо получится, либо нет. И это не всегда зависит даже от вашего профессионализма.

    Вы осознаете удивительность предстоящего вам пути. Непредсказуемость чувств, реакций и событий. Вы по-прежнему, а возможно, и более, чем раньше, бережны и уважительны к тому, что другой в вашем присутствии решается разворачивать перед вами полотно своей жизни. Вы свидетель этого чудодейства. У вас есть свой, годами отточенный опыт и навык смотреть, слышать, сопереживать.

    У вас есть устойчивость и возможность выдерживать почти любые аффективные атаки или способ восстанавливаться после этого. Есть место, куда могут поместиться его переживания. Есть уважение к его боли, какой бы вид она ни принимала. Есть способность видеть за защитами того, кто нуждается в обнаружении, понимании, объяснении, сопереживании, уважении и назывании. Есть право и необходимость устанавливать свои правила, ощущать ограничения, присваивать себе возможности и опыт.

    Уже не верится в чудеса. Ни во внезапные избавления от того, что формировалось годами, ни в способность спасти (даже того, кто хочет быть спасенным). Никто не тонет. Просто справляется с жизнью, как может. До нас это как-то делали и после нас будут.

    Мы всего лишь даем шанс повзрослеть. Но на это еще нужно решиться. Оставаться ребенком, пусть даже ужасно несчастным и потерянным, очень заманчиво. На первых порах. Пока не ощутишь все те возможности, которые дает взрослая жизнь. Вот к ней-то мы и начинаем наш совместный путь.

    О клиенте, о вас и вашем процессе.jpg
     
  2. Есть вопросы? Спросите психолога прямо сейчас!
    Получить консультацию
    Не откладывайте решение вопроса!
  3. Понравилось? Поделитесь с друзьями
  4. Комментарии
  5. Борис Фрейдин
    Борис Фрейдин 20 апр 2018
    Мне нравится смысл статей Ирины, но не очень резонирует форма. Такое ощущение что все написано в Present Perfect ). Мне диссонирует мягкость подачи и безаппеляционность, категоричность суждений. Рискованно брать на себя функции знатока в последней инстанции (имхо).
     
  6. Борис Фрейдин, это из книги Ирины "Карточный дом. Психотерапевтическая помощь клиентам с пограничными расстройствами"
     
  7. Борис Фрейдин
    Борис Фрейдин 20 апр 2018
    Ок, а что это меняет?. Для меня тональность прослеживается очевидная...)
     
  8. Борис Фрейдин, она в начале книги разъясняет этот момент. Говоря о том, что это всего лишь ее видение. Кстати, рекомендую.
     
  9. Борис Фрейдин
    Борис Фрейдин 20 апр 2018
    :) Что такое видение, как не проекция?))
    Спасибо, ознакомлюсь.
     
  10. По большому счету проекция - это наше субъективное видение :)
     
  11. Борис Фрейдин
    Борис Фрейдин 20 апр 2018
    Точно), но кто из нас может претендовать на обьективное видение особенно в контексте "
    О клиенте, о вас и вашем процессе
     
  12. Ольга Климова
    Ольга Климова 20 янв 2019
    Читала эту книгу, мне очень зашла) И язык изложения Ирины, мне подходит.
    Благодарю!