1. Наталья Панфилова
    30 апр 2018 1299
    Наталья Панфилова Семейный психолог
    Я пришла в профессию в 1999 году. Тогда никто ничего про супервизию не говорил. Знали, что такое существует, но интереса не было. Как-то даже совсем. Вместо супервизии были разные обсуждения какого-нибудь случая иногда коллективные, иногда личные. Собственно иногда с супервизионным запросом шли именно к «своему» терапевту. Т. Е., к более опытному спецу, которому доверяли, и от которого хотели услышать совет или поддержку.

    С личной терапией тогда все было как-то иначе. Личную терапию мы проходили, и даже обсуждали разных личных терапевтов, передавали их из рук в руки. А вот супервизия довольно долго оставалась не такой востребованной, как личная терапия.

    Я и сейчас иногда слышу довольно странные рассуждения о том, что в последнее время все валом повалили на супервизию, и скоро нужно будет организовывать обучение для супервизоров, которые будут супервизировать других супервизоров.

    Так и будет... С учебой или без учебы для разных супервизоров, но наш рынок психологических услуг развивается так быстро, что и кому-то надо присматривать за качеством оказываемых услуг (а это точно не личные терапевты). И одновременно помогать специалистам разбираться с их затруднениями в анализе и в выстраивании стратегии работы (и это тоже точно не личная терапия).

    Мне лично супервизия была интересна с самого начала моей практики. Я знала, что рано или поздно сама буду супервизором. И по мере того как накапливался мой собственный опыт, как специалиста, рос мой интерес к супервизии.

    Что я вижу сейчас в этой области?

    1. Первое, что меня расстраивает до невозможности – это обесценивание опыта, как специалиста, в продвижении к статусу супервизора.

    Я понимаю, что не все опытные спецы хотят и не у всех получается быть супервизорами. Это же что-то вроде тренерской работы. У кого-то есть к этому хорошие способности, а у кого – нет. Но мне сложно понять, как без значительного опыта самостоятельной практической работы можно начать претендовать на статус супервизора?

    И еще не менее сложная задача в понимании, с какого момента начинать этот самый отсчет самостоятельной практической работы?

    Некоторые начинают считать еще до того как начали свое обучение на психологических факультетах, благо, что сейчас есть разные практики, которые вполне можно отнести к помогающим профессиям.

    А кто-то считает, что можно начинать такую практику только после окончания факультета психологии и специализации.

    В общем, вопросов тут больше, чем ответов. И эти вопросы плавно перекочевывают и в сферу супервизии и супервизоров.

    А, в результате, рынок супервизоров начал стремительно молодеть. Достаточно пройти небольшие по количеству часов курсы – и новый супервизор уже готов. И не важно, что этот специалист еще сам боится реальных клиентов, как заяц куста, потому что кроме работы в тройках со своими начинающими коллегами у него ничего существенного и не было, да и работать пока, как супервизор, он не собирается. Однако, сертификат супервизора есть – значит этот специалист может начать отсчет своего стажа как супервизора.

    2. Еще, на мой взгляд, сейчас институт супервизоров очень разрознен принадлежностью только к своей модальности или к своему направлению.

    С одной стороны, это очень понятно и логично: надо же кому-то помогать грамотно осваивать конкретные методы.

    Но тогда почему специалисты с опытом стремятся организоваться в интервизорские группы именно по интегральному или полимодальному принципу? И еще хотят, чтобы как можно больше представителей разных модальностей было представлено в этой группе.

    Лично у меня есть только один ответ на этот вопрос. Чем больше опыта, тем ближе и понятнее специалисты другу другу, тем легче они находят общий язык, не зависимо от их предпочтений в методах и модальностях. Просто углубление в метод дает другой угол зрения на ситуацию и работу с клиентом. А это невероятно ценно.

    Я практически убеждена, что именно опыт сближает спецов. И у любых двух опытных спецов из разных модальностей гораздо больше общего в работе, чем с любым начинающим в своей модальности.

    3. Мне лично не совсем понятно, почему полимодальная супервизия вызывает столько кривых усмешек, если по факту такие специалисты и группы уже работают годами.

    Это значит, что именно на полимодальную супервизию есть особый спрос. Я этот спрос объясняю именно потребностью опытных спецов обсуждать свои затруднения на том уровне, до которого они доросли. А это часто уже выходит за уровень только своей модальности.

    Что-то вроде послевкусия:

    Я не знаю, кто и как сейчас собирается формировать рынок супервизии и супервизоров. Но мне лично очень хочется, чтобы там учитывалось реальное положение дел и реальные потребности специалистов.

    Причем, как потребности специалистов, которые хотят пользоваться услугами супервизоров, так и потребности тех, кто хотел бы быть супервизором.

    Раздумья о судьбе супервизии и супервизоров.jpg
     
  2. Понравилось? Поделитесь с друзьями