1. Дарья Дмитриева
    4 сен 2016 1852
    Дарья Дмитриева Психолог
    - Я думаю, нам надо расстаться

    Его слова показались хлесткой пощечиной, я пошатнулась и ухватилась рукой о косяк. Собрав всю волю в кулак, проговорила:
    - Почему ты так думаешь? Мы могли бы попробовать.

    Наши отношения были к тому моменту небезоблачными, но мне было 16, и он был моей первой любовью и первым мужчиной. И я боролась, за его любовь, за наше вместе, за уверенность в том, что я наши отношения они те самые - настоящие.
    - Это невозможно.
    - Но почему?
    - Я люблю другую, он назвал имя, - и я вспомнила его подругу, с которой отнеслась с большой симпатией при знакомстве: У нас будет ребенок.

    Мир рухнул, в ушах зазвенели осколки разбитого стекла. Я задохнулась как от удара под дых. Он не просто не любил, он не любил давно, не любил и предал. Мне показалось, что я заглянула в пропасть, на дне которой лежало мое покореженное, смятое тело.
    - А если бы ты могла из своего сейчас сказать что-то той 16-тилетней девочке, который ты была, чтобы ты сказала?
    - Забудь. Это неважно, он придурок. У тебя будет все хорошо.
    - Извини, ты, правда, хотела бы именно это услышать в 16, и тебе это нравится слышать сейчас, при том, что до сих пор, когда ты это рассказываешь у тебя трясутся руки и слезы бегут по лицу? !

    ***
    Как часто, вспоминая о чем-то, что до сих пор отзывается болью, мы не можем позволить даже внутри себя испытать жалость, сочувствие, нежность к себе, присвоить себе право позаботиться, поддержать, утешить. Обесценивая свои переживания и опыт ("ничего страшного", "пройдет, у всех так бывало", "бывает горе и пострашнее"), мы загоняем себя в ловушку: обесцененное, непризнанное горе, регулярно напоминает о себе, прорываясь через наши защиты, наше "забудь, неважно, нестрашно".

    расставание.jpg
     
  2. Есть вопросы? Спросите психолога прямо сейчас!
    Получить консультацию
    Не откладывайте решение вопроса!
  3. Понравилось? Поделитесь с друзьями