Обесценивание мужчины как ошибка раненой женщины

  1. Гузель Махортова
    4 дек 2018 307
    Гузель Махортова Юнгианский аналитик
    Для того, чтобы выжить после катастрофы первой любви, наше бессознательное вырабатывает необходимые защиты во время восстановления, но в дальнейшем они могут оказаться барьером для новых отношений.

    Душе на какое-то время необходима передышка, анестезия ментальными установками. К ним можно отнести отрицание важности и нужности отношений, обесценивание мужчин вообще. Предпочтение секса как единственно возможного и безопасного вида близости.

    Рассмотрим, как возникают установки, обслуживающие страх мужчин и стратегии избегания отношений из-за риска ошибиться вновь в выборе мужчины.

    Случай 1.

    Марина 28 лет, менеджер среднего звена, обратилась за помощью, т. к. пребывала в депрессии после того, как её оставил молодой человек. Встречались два года на съёмных квартирах города, в который девушка наезжала командировками. Мужчина был старше, красивый, веселый. И так же «красиво», легко, без каких-либо угрызений совести, объявил ей, что имел параллельно другие отношения и предпочитает остаться в них. Для Марины случившееся казалось громом среди ясного дня. Отойдя от эмоционального шока, она погрузилась в затяжную депрессию. На фоне полного безразличия к окружающему миру, продолжала терзаться бесконечным круговоротом мыслей: «Что я сделала не так? Почему выбор был сделан не в мою пользу?».

    От всего случившегося потеряла в весе 10 кг. Переехала в столицу, в надежде освободиться от иссушающих душу мыслей. Но своими силами справиться не удалось. С высоты прожитых лет и накопленного профессионального опыта с первой встречи мне было очевидно, что Андрей просто использовал чувства неопытной девушки, не обременяя себя обязательствами.

    Марина приезжала в командировку, звонила Андрею, предлагала встретиться, а он мог пообещать, но не прийти. На следующий день в качестве объяснения приводил сомнительные доводы. Мог не отвечать на звонки, либо телефон оказывался в самый неподходящий момент вне зоны доступа. Ни уважения, ни заботы, ни нежности. Да, скромное серебряное колечко на день рождения. В то время как Марина приложила немалые усилия, чтобы выбить у начальства командировку в эти дни, заказала роскошный ужин в ресторане.

    У меня складывалось ощущение, что Андрей снисходил до секса.

    - А что Вы чувствовали, когда приезжали к нему, жили от встречи до встречи, полыхая, словно свеча на ветру, а он мог попросту забыть к вам прийти, отключить телефон?

    Переживала, конечно, но виду не подавала. Думала, начну выяснять отношения, потеряю окончательно. Старалась убедить себя, что у него действительно серьёзные причины проигнорировать встречу. Пренебрежительный тон и тяжеловесный юмор стали привычным стилем отношений. Бездушный секс. Прощание. Одинокие ночи в съёмной квартире.

    Но вместе с тем, Марина испытывала очень сильные чувства, которые можно описать как эйфорию и любовный экстаз. Воспоминаниями о коротких вспышках оргазма жила месяцами.

    Не задумываясь о будущем, полностью доверяя Андрею. И он, как говорится, не подвёл. В один прекрасный день пришёл, отказавшись даже пройти в комнату, так в прихожей и сказал страшные для любящей девушки слова: «Я выбрал другую».

    Этой фразой он перечеркнул возможность для Марины войти в новые отношения, довериться мужчине. На долгие годы в её душе поселились горечь обиды и страх новой любви. А стратегия взаимоотношений с мужчинами строилась по принципу избегания: «Мужчины могут быть только коллегами и друзьями».

    Пренебрежение и использование очевидны с самого начала. У Марины не было опыта эмоционально-близких и сексуальных отношений. Главой родительской семьи была мама, хотя добытчиком являлся отец. Женщина авторитарная и властная, полностью подчинившая себе мужа. Семейный сценарий - классическая иллюстрация «Сказки о Рыбаке и рыбке». Вечно недовольная мужем жена. Марина - незапланированный, поздний перестроечный ребёнок от нелюбимого мужчины. Всё недовольство невнятным мужем выливалось на голову подрастающей дочери. Казалось, что Марина, ещё эмбрионом впитала в себя чувство неоплатного долга перед матерью, потому что после долгих колебаний, она решила сохранить беременность.

    Сколько себя помнит, никогда ни о чём родителей не просила. Ребёнком дошкольником оставалась одна дома. О ней забывали взрослые, её чувства абсолютно никого не волновали. Единственной отдушиной была учёба, тот мир, который был закрыт от язвительных замечаний матери, не имевшей в отличие от мужа и старшего сына высшего образования. Всё остальное подвергалось жестокой критике.

    Пренебрежение эмоциональными и физическими нуждами дочери стало стилем воспитания. А энергетическая матрица души Марины сформировалась из решения матери дать жизнь дочери физически, но при этом уничтожать психологически.

    Девочке позволялось незаметно существовать в пространстве квартиры, преимущественно сливаясь с обоями. Другого она не знала.

    Эмоциональный интеллект ребёнка развивается в непосредственном взаимодействии с теми кто эмоционально близок и дорог на основе эмпатии. Ребёнок, отражая эмоции родителей, изо дня в день постигает сложную науку понимать другого и, конечно же, себя. Но когда в глазах родителя он не отражается совсем, либо исключительно как фактор раздражения, то не формируются в должной степени навыки распознавания личных эмоций, и как следствие эмоций другого.

    Самые болезненные ошибки мы совершаем, конечно же, в любви. В первой особенно. Потому как радары и датчики души сбиты гормональными бурями юношеского возраста, плюс искажающие проекции восприятия и деструктивные семейные сценарии женского поведения.

    Многие девушкикак будто бы были ослеплены, не замечают очевидных недостатков любимых мужчин. Мы летим, словно мотыльки, на яркий огонь первого чувства, обжигаясь, или сгорая дотла. Потом годами на выжженных первой любовью пустынях души не могут взойти ростки нового чувства.

    Под воздействием гормональных бурь в период полового созревания девушки становятся уязвимы к «залипанию» на объекты привязанности из раннего детства.

    С этой точки зрения первая любовь сродни следованию вылупившихся утят за первым двигающимся объектом.

    В случае с Мариной идеализация избранника так же обусловлена детскими комплексами, и механизм импринтинга реконструировал ее взаимоотношения с токсичной матерью. «Голос сердца» под влиянием негативного материнского комплекса шепнул: «Это он», указав на мужчину, который стал относиться к девушке так же пренебрежительно, как и мать в детстве.

    А другого сценария она и не знала. Энергетическая матрица души сформирована под влиянием материнского пренебрежения, отвержения детской любви и ожиданием реализации любви. Поэтому и выбор был сделан в пользу мужчины, который жил в другом городе. Географическая отдалённость воспроизводила ту психологическую дистанцию, которая существовала в родительской семье, как между родителями, так и между родителями и детьми.

    Марине была нанесена тяжёлая травма. Удар пришёлся по тому же месту, которое кровоточило с самого рождения пренебрежение и отвержение. Пришлось долго работать над тем, чтобы залечить раны и избежать обесценивания любви и мужчины.

    Марина после расставания стала избегать мужчин, одновременно прикладывала максимальные усилия для продвижения по карьерной лестнице. Карьера быстро пошла вверх. Руководство компании сочло возможным и нужным перевести еёе в Москву. Но на новом месте отношения с коллегами не складывались. Предложения попытаться построить отношения от мужчин поступали, но в каждом претенденте Марина находила какой-либо изъян, и решительно пресекала дальнейшие ухаживания. Те, у которых не было недостатков, исчезали после первого свидания. Анализ ситуации показал, что Марина на свиданиях держалась нарочито отстранённо, холодно, а порой и высокомерно, бессознательно демонстрируя отвержение. Мужчины, посчитав, что пришлись не ко двору, отношения не развивали. Если одних мужчин Марина отвергала осознанно, на вербальном уровне, то других, не осознанно, бессознательно демонстрируя надменным видом обесценивание и отвержение.

    В основе механизмов отвержения, обесценивания лежит страх боли и негативная родовая программа отрицания возможности гармоничной любви. Мы бессознательно защищаемся от новых душевных ран. Но обречены наступать на одни и те же грабли, находясь в плену комплексов бессознательного. Деструктивных программ женского рода.

    Кто виноват и что делать?

    Излюбленные вопросы, которые задают себе, друг другу, Вселенной женщины во все времена и в разных уголках нашей планеты. Опираться на мужчин? Конечно же, нет. Эти «изверги рода человеческого» так же хрупки и беззащитны в отношениях, как и мы, а порой даже больше. Природа, наделив сильный пол физическим превосходством, подарила женщинампреимущества в области чувств.

    Каждой из нас предстоит пройти свой путь от инфантильности девочки к зрелой женственности уверенной, неотразимой в личной силе женщины.

    Любая зрелость предполагает переход от поиска поддержки во вне к поиску поддержки внутри себя.

    Боль наших мам, бабушек, пробабушек -соль и суть развития. Наши страхи указывают направление пути обретения женской силы и определяют задачи индивидуации.

    Наши ошибки в любви есть вызовы судьбы, которые предстоит встретить с гордо поднятой головой, не прибегая к защитам и манипуляциям, не занимая позицию страуса, зарывающего голову в песок.

    Другой стороной бессознательных защит, отрицающих и обесценивающих отношения и мужчин, является секс как единственно возможная и безопасная форма близости.

    Просто секс, ничего личного - расхожая фраза, за которой прячутся психологические драмы. И в этом смысле избегание эмоционально близких отношений может быть следствием любой психологической травмы, полученной как в родительской семье, так и вне её.

    Боль, причинённая ребёнку, становится магнитом, притягивающим аналогичные ситуации в дальнейшем. Травматичный опыт накапливается и работает на укрепление обесценивающих и рациональных защит, формирование стратегии избегания близких отношений. Любая попытка приближения может расцениваться внутренним раненным ребёнком как угроза безопасности. Может включаться ответная агрессивная реакция, как активная, так и пассивная.

    Любимый человек может нанести душевную боль и взрослому человеку, запустив функционирование психики в режиме избегания. Чем раньше нанесены травмы, тем сильнее механизмы избегания и обесценивания, тем сложнее самостоятельно от них избавиться. Если же травматичный опыт приобретён в более зрелом возрасте, то у человека больше шансов вернуться к доверительным и эмоционально близким отношениям самостоятельно, спустя какое-то время.

    Наиболее травматичным в этом смысле является опыт физического и сексуального насилия в родительской семье, именно он порождает тактику «вызжженой земли», когда в душе кажется больше нет и не может быть места любви, доверию, пониманию.

    Случай 2.

    Валентина, 31 г. Обратилась за помощью, т. к. не могла выстроить длительных, устойчивых отношений с мужчинами. Почти голливудская внешность, успешная бизнес-карьера. Вот только с личной жизнью никак. Мужчин статусных она боится, поэтому избегает, от мужчин, которые очень быстро «садятся на шею», устала.

    Уже на первой встрече манеры поведения, внешний вид клиентки мне показались излишне сексуализированными.

    На все попытки завести разговор о сексе клиентка отвечала прямым отказом, объясняя это тем, что очень смущается, ей стыдно произносить даже само слово «секс», при этом начинала игриво смеяться и томно заводить глаза. Резко отзывалась о подругах и женщинах вообще, откровенно флиртующих или кокетничающих с мужчинами, приравнивая такое поведение к проституции.

    Я не оставила намерения понять, что же всё таки происходит в интимной жизни женщины, и через какое-то время, заведя разговор на отвлечённые темы, неожиданно спросила.

    А вы можете назвать точное количество сексуальных партнёров?

    Не знаю точно, может быть сто, плюс минус двадцать. В юности меняла мужчин каждую неделю.

    - А Вам не кажется, что это промискуетиет?

    - Ну, это можно назвать промискуетиетом с большой натяжкой.

    Меня поразила мгновенная трансформация женщины: из изысканной, красивой, рафинированной интелектуалки, занимающейся духовными практиками, она превратилась в циничную, развязанную, вульгарную стерву.

    На авансцену вышел мистер Хайд. Прошу любить и жаловать.

    Но пришлось не просто любить, но и жалеть, сострадать и вместе плакать.

    Потому как выяснилось позднее, Валентина стала жертвой двойного насилия со стороны отчима и старшего брата.

    Самостоятельно зарабатывать на жизнь начала в 14 лет, в 16 сбежала из дома и пустилась во все тяжкие. Находясь в том нежном возрасте, в котором нам особенно хочется любви, но, не имея опыта общения с отцом, став жертвой сексуального, эмоционального насилия, она видела единственную возможность быть в отношениях - ложиться в постель спустя несколько часов после знакомства.

    Валентине и женщинам, хранящим в глубине души, боль и ужас от пережитого насилия, не составляет особого труда преодолеть барьеры физической близости, но эмоциональная близость кажется им настолько угрожающей, что они предпочитают сбегать после первого секса, даже если испытывают сильное чувство любви и потребность в душевной теплоте и принятии.

    B8E8CE60-1781-4A16-93CB-D232D533C1E8.jpeg

    Об этих и других типичных женских ошибках в любовных отношениях можно прочитать в моей книге "Жила-была девочка, сама виновата. От наивной дурочки к зрелой женщине".

    Обесценивание мужчины.jpg
     
  2. Понравилось? Поделитесь с друзьями
  3. Гузель Махортова
    Сообщение от Гузель Махортова было скрыто от публичного просмотра.
    4 дек 2018 Показать