И вот родился я. Всем спасибо!

Родился я в маленьком селе в Подмосковье. Отец был офицер и служил в Московской ПВО. Одной из частей вокруг Москвы. Часть была строгой секретности - муха не пролетит и мышка не пробежит. У местных селян были пропуска, но их каждый раз проверяли, куда и зачем они ездят. Представляешь времена? Так случилось, молодые же папа с мамой, да и поженились не так давно.... Короче мама забеременела там, в этой части, а у отца не было особо времени и возможности её возить по врачам. Да и врачей не было, только в Москву. Один раз они туда съездили с отцом на 3х месячном сроке и все. Ну, московский эскулап определил мамке что в первой половине октября ей рожать. 10 - 15 числа. Ну и ждут они довольные. А тут папка приезжает с дежурства 26 сентября, а мамка чуть не кричит уже! Рожать собралась! Паника!

А вот здесь нужно уточнить, истины ради, что не совсем уж такой это был " медвежий угол", что и без медицины какой никакой прозябал. Был, был там фельдшерский пункт! Еще с царских времен конюшня помещечья. И работал в нем дедулька непросыхамши от халявного спирта. Фельдшером. Ну вот батя мамку туда и привел быстренько. А надо еще уточнить, правды ради, что в те темные и дремучие времена не было еще там всяких этих" узи - музи- тузи". Были беременные женщины, точно как и сейчас, точно такие же, тока никто их не просвечивал на предмет определения пола будущего чада и всяких других заморских тонкостей.

Вот пришли они. Но! Деревня же! Хлопочет там по хозяйству только санитарка, местная тоже жительница, баба Варя. Фронтовичка, кстати, спасшая, с поля боя вынесшая, не один десяток раненых бойцов. Заслуженный была бы человек, живи она сейчас! А тогда на фронтовиков смотрели как и на всех других граждан страны, да и льгот никаких у них не было тогда. А потому, что 80% населения были ими. Ну вот к делу. Руками всплеснула и говорит : Семен то ( фельдшер) значит картошку копает! Ты раздевайся и ложись дочка, а я его сейчас алкаша пригоню сюда. Ну фронтовичка! Разговор короткий!

И правда, минут через 15 бежит вместе с бабой Варей грязный, пьяный и чумазый дед Семен, роды, это значит принимать. Фельдшер же. Дипломированный мед работник! Ты хоть руки вымой дед! Куда лезешь! Баба Варя постепенно стала брать ситуацию под свой контроль. Вымыл пока, туда сюда, а мамка то моя уже и сама почти родила! Наоралась правда перед тем.


Отца выперли на двор, не по теперешним временам то. Не мужицкое это дело, на бабу глазеть рожающую. Стал у открытого окна, курит свой любимый« Казбек» и слушает, затаив дыхание, кого же там его Валюшка народила ему?

Вытянули вдвоем горластую да румяную деваху ! Иван, дочка у тебя! - кричит Семен. Сельпо за углом, сбегай, быстренько, за фанфуриком, пока моем, убираем, вытираем! Ванюша то, лейтенантик молодой, за фанфуриком то конечно побежал, на радостях, как на крыльях полетел ! Но, в тот момент, совсем ничего не предвещало того, что события в этот день все благополучно завершились. И настоящее действо предстояло ещё впереди! Шекспир отдыхает! А Лев Толстой нервно курит в сторонке Беломор!

Семен вышел во двор и, пока баба Варя суетится возле молодой мамы, скрутив себе скрутку махорочную, с удовольствием затянулся, с чувством выполненного долга, предвкушая скорые празднества с возлиянием. Но не тут то и было! Колесо истории Господь остановил в этот миг!

Семен! Семен! Семен! Истошно заорала баба Варя. Бегом сюда ко мне!

Погляди ка!

На грязном, засаленном и засиженном местными котами топчане, правда, застланном белой простынкой, лежала многострадальная Валюшка, державшая руками орущую дочку и чуть уже не теряющая сознание, а из того места у неё, откуда все люди появляются на этот свет, торчала синяя мокрая голова ребенка, с обмотанной пуповиной шеей. Вытянули вдвоем, в общем то не особо церемонясь и применив силу, так как было ясно всем, что ребеночек то и не живой уже. Вроде бы как….

Семен перекрестился: Царствие Небесное! Прими Господь раба своего!


После этого произошло то, что ни сама Валюшка, ни её муж Ванюшка, нервно пьющий водку из горлышка, ни баба Варя, ни сам дед Семен, не забудут уже никогда до последних своих дней!!!


Дальше я вынужден извиниться и сказать, что " из песни слов не выкинешь ". И они прозвучали эти слова. Простые русские слова, которые все знают, но которые не принято особо произносить в приличном обществе. Просто, если я их пропущу, эти слова, сказанные прекрасной русской женщиной, прошедшей через всю эту страшную и кровавую войну, потерявшую на ней двух своих сыновей, но тем не менее, сохранившую в своем сердце сострадание ! Если я их пропущу, то согрешу перед ней, потому что это была бы неправдой.


Я тебе, б.....ь, сейчас дам царствие небесное! Старый м..ак! Быстро, б...дь, пока я буду делать искусственное дыхание, сбегал в сарай!! Там лежит кислородная подушка! Сюда её!


А нужно сказать, что несколько лет назад до описываемых мной событий, приезжала из Москвы скорая помощь по какому то вызову и эту подушку они просто забыли в суете! А то бы забрали конечно же инвентарь с собой!


Вот и подушка! Вроде не совсем пустая! Картина маслом: задрипанный, еще с царских времен, фельдшерский пункт, никаких тебе бахил - халатов - повязок на морду лица! Грязная кушетка и вся в голубином помете старая кислородная подушка, с единственным может оставшимся литром кислорода в ней! Это страшный сон современных перинатальных центров и главных врачей родильных домов! Ужас!


Сунули ребенку загубник с подушки, повернули краник... И.... Нет, не думай что вот так сразу! Вовсе нет! Золотые руки этой чудесной женщины и её воздух, который она вдувала этому несчастному младенцу, предварили это чудо, на удивление многим современным и высокообразованным медикам. Ну и кислород конечно, ну и с божьей помощью конечно, свое дело сделали.


Так родился я, первый раз в своей жизни. С сестрой мы двойняшки. Она меня старше на 20 минут. Потом, конечно были и Москва, и врачи, и с мамой месяц и сестрой лежали в роддоме Московском. Но это было уже потом, после того как я остался жить на этой прекрасной земле.


Конечно понятно, что, все, что рассказал, услышано мной не раз было от моих родителей, которые с удовольствием регулярно вспоминали это событие. И всегда весело и молодо смеялись! Спасибо им большое за это!

Первый раз и последний я увидел бабу Варю и деда Семена когда мне было уже почти 8 лет. Баба Варя долго меня обнимала - целовала и плакала. Приехали специально с мамой мы к ним в село, когда проездом ехали через столицу. Через два года её не стало. Дед Семен лежал парализованный когда мы приехали и никого не узнавал. После этого не долго еще жил. Кстати и именем своим я обязан той женщине. Мама попросила её назвать меня. И она назвала именем своего отца. Вот и мой сынок теперь это же имя носит.

Сейчас на этом месте ничего нет, даже старые кирпичи расстащили. Как и нет уже у меня ни мамки, ни папки. Только память, которую никто и никогда не в силах будет у меня отнять !!!!
 
16 янв 2016
Тимофей
Запишитесь на платную консультацию
(смс, whatsapp, viber, скайп)
Получите ответ на свой вопрос прямо сейчас