Оральная стадия развития ребенка (от рождения до года)

  1. Елена Игоревна Захарова
    16 июн 2017 1703
    Елена Игоревна Захарова Психолог
    Что за задача развития? Он сравнивает младенца с пришельцем. Он пришел в наш мир и на нашу землю? Какая первая задача может стоять перед пришельцем? Во-первых, надо понять, где ты оказался, сориентироваться. То место, в которое ты попал, оно хорошее, безопасное или оно содержит в себе угрозу и надо учиться защищаться. Эту задачу он обозначает, как задачу на базовое доверие к миру.

    Ребенок очень маленький. И мы должны понимать, какие у него есть средства решения. Это средства скорее эмоциональные, а не рациональные. Он не может анализировать это рационально, он может только чувствовать и ощущать. Но, по истечении этого года, он совершает свой выбор. Удивительно, как ему хватает года, чтобы определиться, но по Эриксону это так. Уже к концу первого года жизни ребенок решает, что мир - чудесное место и у него появляется так называемое базовое доверие или он решает что в опасное место попал и у него появляется базовое недоверие.

    Здесь интересно слово «базовое». Потому что это не конкретно отношение к кому-то или к чему-то. Это какая-то общая установка. Мы ее обнаруживаем при встрече с новым опытом: как я себя веду? Представьте себе годовалого ребенка. Годовалый ребенок - ребенок, который начинает знакомиться с новыми людьми. Чужой человек, не знакомый для ребенка, обычно демонстрирует расположение и ребенок, с базовым доверием после некоторой заминки идет навстречу взрослому. И в этом сближении проявляется доверчивость. Может этот человек оказаться плохим? Может. Но ребенок доверяет. Может он пострадать в результате своей доверчивости? Может. Но жизнь показывает, что эти люди достигают большего. Эти люди легче сближаются, познают мир и осваивают его во всех разнообразных проявлениях. Изначальная установка: «Пока она мне не сделала ничего плохого, я ее воспринимаю как хорошую.» Изначальная установка ко всему новому: «Пока я не увидел признаков опасности - я считаю, что опасности нет.» Эта собака оказалась злой и нехорошей, тявкнула. И ребенок прекрасно уже знает, что эта собачка плохая. Но другая собачка! Это никакого отношения не будет иметь к другой собачке. И этот человек, пока он не сделал ничего плохого - хороший. И эта ситуация также хорошая.

    Ребенок с базовым недоверием совсем другой. У него изначальная установка совсем другая: он знает, что мир таит в себе опасность и поэтому нельзя вот так открываться этому миру. Сначала надо получить подтверждение, что опасности нет. Этот новый человек должен показать, что он добрый. Ребенок некоторое время будет наблюдать. Он должен убедиться, что человек хороший и обязательно будет преодоление и исследование. Некоторые детки прячутся за родителей. Им нужно время, чтобы убедиться, что опасности нет. В сильных случаях мы знаем, что и время не помогает. Как бы мы его ни звали, он забивается в угол и без мамы не делает ни шагу, мама является гарантией безопасности. На то, чтобы продемонстрировать ему, что никакого злого намерения нет, может уйти и полчаса и час.
    • Если качество личности обретено - оно становится элементом нашей индивидуальности и оно точно также отличает одного взрослого от другого взрослого. В диагностике личностной есть вопрос: «Легко ли вам войти в новую компанию?» Некоторые не понимают вопроса. Некоторые люди пытаются уточнить, а что имеется в виду. А некоторым не надо объяснять, они этот вопрос понимают очень хорошо и некоторые не спят ночью, зная, что им предстоит новая встреча. Они научились с этим справляться, поэтому у взрослого мы его не видим, он умеет владеть собой. Но это не значит, что этой тревоги и этого ожидания нет.
    Теперь вопрос о том, как мы доходим до этого. Значимая группа в это время, с кем хочет ребенок объединиться, с кем он хочет почувствовать идентичность? В данном случае, речь идет не о группе, а о диаде и главная фигура - конечно же мать. Телесность никто не отменял и Эриксон не отказывается от этого вовсе. Эти качества, как считает Эриксон, рождаются во взаимоотношениях с матерью. Сейчас такой категоричности нет, есть категория «близкий взрослый», имея в виду, что в уход за ребенком может быть включен отец, бабушка, в конце концов няня. Эриксон категоричен: только мать и эти отношения значимы. Почему категоричен? Потому что, какую реальность я перед собой вижу, ту я и описываю. Самый близкий человек, который оказался рядом и осуществляет уход за ребенком. Что дает мать? Именно мать может дать почувствовать ребенку безопасность. Именно близкий взрослый может так организовать жизнь ребенка, что он склонится к тому, что мир безопасен, Маленький ребенок, особенно человеческое дитя - самое беспомощное существо. И получается, что он не может сам ни одну свою потребность удовлетворить. Как же жить, если я не знаю, удовлетворят мою потребность или нет. Если мать обладает двумя качествами: это чувствительность (сензитивность) - то есть мать, которая понимает, что ребенку плохо и что ему в данный момент нужно. И второе - одно дело увидеть, а другое - откликнуться. Ведь можно увидеть неблагополучие ребенка, но не сразу на него откликнуться. Это мать отзывчивая или, наиболее принято выражение. Чувствительность и отзывчивость матери.

    У матери есть уникальная возможность в этот год: показать, что да, потребности есть, но их легко удовлетворить. Тебе дадут поесть когда ты хочешь, погладят по животику, когда он болит, перевернут на другой бочок. Если мать своевременно удовлетворяет эти потребности, скорее всего у него будет основание считать, что опасности нет. Если мать не такая и ребенок видит, что потребность может быть не удовлетворена, скорее всего сложится базовое недоверие.

    Эриксон очень много говорит о материнстве в самом его начале. Эриксон пишет, что первый год жизни надо отдать ребенку. Но попробуйте такое сказать современной матери. Что значит отдать ребенку? Важно, чтобы она откликалась на его потребности. Если она физически дистанцирована - она не будет обладать такой чувствительностью и отзывчивостью. Если у нее будет масса помощников - опять таки, каждый из них не будет обладать такой отзывчивостью и чувствительностью. Это качество, которые приобретается при долгом контакте. В общем, физическое присутствие даже не главное. Главное - вовлеченность в жизнь ребенка и внимание к нему.

    То, к чему призывает Эриксон это не жертва. Потому что если отдать этот год жизни ребенку и быть с ним, то больше вероятность, что у него возникнет базовое доверие к миру и это будет более легкий ребенок. Это будет не тот ребенок, который боится новых контактов и прячется за маму.

    Конечно, Эриксон говорит о грудном вскармливании. Самое безопасное - быть на руках, прижатым к груди матери. Что делать если нет молока. Конечно, искусственное вскармливание. Но, опасность представляет не сама по себе бутылочка, а то, что эта бутылочка провоцирует более раннее дистанцирование. Психотерапевт пишет, что никакой разницы нет, если ты прижимаешь его к груди и даешь бутылочку потому что не нарушается близкая эмоциональная связь.

    В этом общении с матерью, ребенок встречается с жизнью и делает свой первый выбор в пользу доверия и недоверия к миру.
     

    Вложения:

  2. Понравилось? Поделитесь с друзьями