Анальная стадия развития ребенка (от года до 3-х лет)

  1. Елена Игоревна Захарова
    17 июн 2017 3972
    Елена Игоревна Захарова Психолог
    Следующей задачей, которая стоит перед ребенком после того, как он сориентировался, он, подобно пришельцу, должен отойти от своей базы-носителя и устремиться к освоению окружающего мира. Или я пойду открыв забрало знакомиться с миром, или я одену скафандр и все равно пойду знакомиться с миром. Это задача обретения автономии.

    О какой автономии идет речь, если это ребенок года или трех лет? На первых порах речь идет о физической автономии, о возможности просто отойти от матери и при этом не потерять своего эмоционального благополучия. Сейчас, современные американские психологи меряют автономию в количестве сантиметров, на которые ребенок может отойти от матери. Эриксон дает качественные зарисовки.

    В двух словах повторяем механизм развития: Эриксон пересматривает постулаты классического психоанализа, говоря, что основным стремлением является не стремление к телесному удовольствию, а стремление к людям, к социуму, стремление приобрести идентичность, общность с другими людьми и быть включенным в социальную группу. Включаясь в различные социальные контексты, человек вынужден соответствовать требованиям и нормам. Здесь появляется роль субъекта, который, встав перед этим выбором может распорядиться своей жизнью и по своему усмотрению. И в результате - приобретает сильные или слабые качества личности, которые будут ему помогать или мешать на протяжении всей жизни.

    Задача обретения автономии - важная на этом этапе. И мы только ограничиваем ее тем, что это не абсолютная автономия, это возможность физически отойти на какое-то расстояние и при этом чувствовать себя хорошо.

    Мы видим, что легче решать эту задачу тем, кто приобрел доверие к миру. Если недоверие к миру - гораздо тяжелее. Но, тем не менее, возможность, не закрыта.

    Решает он эту задачу уже в более широком контексте. Если первый период - диадический и многого психологи ждут от матери, - здесь уже включаются все взрослые члены семьи. Здесь уже и бабушки, дедушки и дяди и тети, - все взрослые люди могут как поддержать автономию ребенка так и осложнить ее.

    Что значит поддержать автономию? Во-первых, отпустить. Это очень страшно, но именно страх за ребенка, любовь к ребенку может стать помехой к тому, чтобы он обрел автономию. Ребенка оберегают и это не очень хорошая служба для малыша, потому что он может решить, что безопасней не отрываться. Это действительно безопасней, нео проигрышно, потому что не обретется определенное качество личности.

    Поддержка автономии это не только отпустить. Отпуская ребенка, взрослый поддерживает автономию если он будет страховать эту ситуацию. Он должен обеспечить безопасность этой пробы. Это автономия для ребенка, но не для взрослого. Взрослый еще не может себе по-настоящему позволить автономию от ребенка, потому что тогда ситуация может стать по-настоящему опасной и опыт будет негативным.

    Понятно, что в этом принимают участие все. Кстати, есть представление о том, что мужчины в большей степени поддерживают автономию ребенка, чем матери. Безразмерная материнская любовь, зачастую, ребенка не отпускает.

    Что же приобретает ребенок если он сумел оторваться физически? Если он оторвался, значит он уже действует самостоятельно. Пусть даже и ограниченно, но все равно - уже самостоятельно. Значит, он должен научиться сдерживать себя, останавливать себя, не чтобы его дергали на веревочке родители, а уже самому начинать себя контролировать. По сути, это зачатки самоконтроля и саморегуляции. Качество личностное, о котором пишет Эриксон, это воля. Что такое воля? Это и есть способность владеть собой. И понятно, какая воля у трехлетнего ребенка.

    Вообще, воля в психологии - качество взрослого человека, это способность заставить себя делать то, что тебе делать вообще не хочется. И конечно, у трехлетнего ребенка нет никакой воли в таком понимании этого слова. Но по мнению Эриксона, прохождение этого кризиса дает очень большой вклад в приобретение именно волевых процессов.
    • Эриксон в большей степени ученый, чем Фрейд. Он использует не только материалы своей клинической практики, но и свои исследования. Один из методов, которые он любит, это биографический метод, когда он встречается с человеком, или находит описание человека, которого мы все знаем, как носителя определенного рода свойств. И потом он начинает искать в биографиях известных людей причины, которые привели к этим качествам. Именно на основании биографического метода, он приходит к тому, что если волевые процессы слабые, у человека, в качестве компенсаторного стремления, может появиться сверх-стремление к власти над другими людьми. То есть он полагает, что стремление к власти над другими людьми, появляется только у людей, которые в недостаточной степени владеют собой. Владеть другим человеком легче и генетически - власть над самим собой это более высокое качество. В качестве биографического метода, он обращается к фигуре Гитлера, где документально известно о слабости его волевых процессов. В случае Гитлера говорят даже о болезненных процессах.
    Итак, человек приобретает или не приобретает способность владеть собой. Тогда у него появляется или стремление к власти над другими людьми, или, что чаще, навязчивость. Что значит «навязчивость»? Это стремление человека несамостоятельного, не способного к саморегуляции, быть рядом с тем, кто этой способностью хорошо владеет. Что остается человеку, который не может владеть собой? Понятно, что найти человека, который будет для него опорой и будет во всем ему помогать.

    Кто является первой такой опорой? Понятно, что это родители. Первые проявления навязчивости происходят в детско-родительских отношениях. Вот он симптом, с которым достаточно частно приходят в консультацию: ребенок не может быть один, он не отпускает родителя, цепляется за него, ему надо быть не просто рядом, а хвататься за другого человека. Не нужна ему эта автономия и самостоятельность. Гораздо более спокойно и безопасно, если тобой руководят. Это может быть комфортно и безопасно и поэтому мы не говорим об этом качестве, как о плохом. Просто кто-то может жить в ситуации, когда им руководят, а кому-то хочется взять власть в свои руки. И это просто разный личностный тип получается. Но если говорить про жизненный выигрыш по большому счету, то скорее он будет у человека, который сам владеет собой.

    Во взрослости как это выглядит? Тоже можем увидеть много феноменов. В деловом сотрудничестве, в дружеских отношениях, где тоже оказывается, что друзья неравноправны в организации их взаимодействий: есть ведущий, а есть ведомый и ему с этим уверенным, лидирующим человеком очень хорошо и комфортно. И такие парочки в дружеских и супружеских союзах могут замечательно существовать.
     

    Вложения:

  2. Понравилось? Поделитесь с друзьями