Юнгианский анализ

Юнгианский анализ (или аналитическая психология Юнга, Analytical psychology или Jungian psychology) – одно из самых мощных психологических направлений, появившихся на почве неофрейдизма.

Юнг был лучшим и ближайшим учеником Фрейда. Будучи человеком духовным и набожным, Юнг не мог не противиться теории своего учителя, в которой тот утверждал, будто бессознательное — не что иное, как исключительно хранилище нереализованной сексуальности, страхов и комплексов. Юнг пришел к мысли, что личное бессознательное является не только вместилищем подавленных сексуальных желаний, но гораздо в большей степени источником творческого потенциала личности, ее духовных стремлений.

Помимо индивидуального подсознания Юнг предполагал существование и коллективного бессознательного, ведь человечество в целом тоже составляет единый организм. Это огромный энергетический ресурс, созданный опытом всех предыдущих поколений, который ярко проявляется в историческом и культурном наследии: в мифах, сказаниях, легендах и традициях. Эта коллективная память, по мнению Юнга, связывает каждого конкретного человека с обществом в целом, с окружающим миром, и она, по сути,— главный источник познания человеком самого себя (путь от общего к частному).

Ощутить коллективное бессознательное помогает анализ мифов, сказок, легенд, снов и символов. В них заложены универсальные образы, которые Юнг называл архетипами. Если верить представлениям Юнга, от тотального влияния архетипов необходимо избавляться — только такой путь ведет к самореализации. Очень важно понимать, что выходя из-под давления архетипа, человек тем не менее не теряет своей связи с коллективным бессознательным, он может «пользоваться» этим творческим и интеллектуальным ресурсом, но уже не быть зависимым от него.

Символика — основной инструмент юнгианцев. Именно символы и образы, согласно теории Юнга, отражают то, что мы в действительности чувствуем, а значит, и то, что потенциально можем проанализировать и осознать. Корни любых психологических проблем, по мнению психоаналитиков, лежат в зоне бессознательного. А первый и самый главный ключ к решению этих проблем, с точки зрения психоанализа,— это их осмысление. Другими словами, сознательная проработка. В этом случае, если верить Юнгу, символы как раз и выступают в роли тех проводников, которые постепенно, «за ручку», переводят наши проблемы из одной области (бессознательного) в другую (сознание).

Мы не можем жить, не придумав себе некой версии реальности, придающей смысл и структуру нашим переживаниям. Хотя нам кажется, что наша картина мира рационально обоснована, в действительности за ней стоят древние и хорошо знакомые из истории и мифологии человеческие фантазии. Юнг называл эту бессознательную тенденцию к упорядочиванию своего космоса стремлением к реализации Самости. Обрести себя, найти смысл жизни, достичь самореализации - сознательно или бессознательно - такова задача любых человеческих поисков, что бы каждый под этими понятиями не подразумевал. Человек приближается к этой цели сложным спиральным путем проб и ошибок, что-то кристаллизуется в нем само собой по мере накопления жизненного опыта, познания мира и самого себя.

Обращаясь к универсальным общечеловеческим тенденциям, можно выделить в любой проблеме темы, хорошо известные из мифологии, литературы и религии. Юнг называл такие темы архетипами. Если функционирование всей психической энергии данного человека обусловлено этой темой, то можно говорить о наличии психологического комплекса. Этот термин также предложил Юнг. Но мало просто назвать комплекс, чтобы разобраться в своей ситуации, человеку очень полезно обсудить с другим свои переживания и найти описывающие их образы, символы и метафоры. В них не содержится конкретных рецептов или советов. Но символический язык обладает достаточной смысловой емкостью, чтобы отразить все нюансы, не исказив картины реальной ситуации. Именно через образы передаются и выражаются эмоциональные состояния во всей их глубине. Поэтому чтобы изменить свою эмоциональную ситуацию, необходимо сперва хотя бы видеть ее такой, какова она есть во всей своей многогранности и противоречивости. Вот почему на практике аналитик юнгианского направления больше работает с той фантазийной реальностью, в которой живет клиент, и частью которой в действительности являются его текущие проблемы.

Анализ, как правило, требует длительного периода времени и регулярных встреч. Любой результат предполагает усилия и необходимое количество проделанной работы. Кроме того, должно быть понятно, что трудно мгновенно изменить то, что складывалось годами и имеет большую предысторию. Аналитик может лишь обещать использовать все свои знания и профессиональный опыт, чтобы помочь клиенту разобраться в его ситуации.Юнгианские аналитики особенно отличаются тем, что рассматривают любого человека, какой бы трудный период он не переживал в настоящее время, как потенциально здорового, талантливого и способного к позитивным изменениям. В начале неопределенность в характере аналитической работы, скорее всего, вызовет у клиента некоторую тревогу и подсознательные страхи. Но вскоре он обнаружит, что после сессии чувствует себя намного лучше. Аналитик демонстрирует желание понять его проблемы, он никогда не осуждает и не критикует, он вежлив и внимателен, и его проницательные комментарии способствуют прояснению запутанной жизненной ситуации. Клиент вправе делать абсолютно все, что хочет, и говорить все, что приходит в голову. Он обнаружит, что впервые признался себе в вещах, о которых раньше не подозревал, и сумел, перешагнув барьеры, рассказать об эпизодах жизни, о которых ранее никому из посторонних не рассказывал. Он словно снова проживет свою жизнь, по-новому увидев теперь роль в ней других, прежде всего самых близких людей. Возможно, сделанные открытия его несколько опечалят. Но в то же время он сумеет больше дистанцироваться от своего прошлого, начнет видеть его более реалистично. Он будет теперь как бы учиться находить опору внутри себя. Так сессия за сессией будет разворачиваться анализ.

Каждый раз, погружаясь в мир своих воспоминаний, размышлений, чувств и фантазий, клиент будет ощущать, что на сессии происходит нечто очень важное в его жизни, лично важное, что это то место, где ему хорошо, где он может просто побыть самим собой, не прячась за маски и не пытаясь под кого-то подстраиваться. Он обнаружит, что может позволить себе быть на сессиях глупым, капризным, агрессивным мили слабым и зависимым. Но это поведение не смущает аналитика, он не отвечает агрессивно, как его родители реагировали в детстве, он принимает клиента со всеми его человеческими слабостями, уча его тем самым так же принимать себя, и спокойно помогает разобраться в его чувствах. Постепенно у него появится ощущение своего пути в жизни, своей стези, дающее уверенность в своих силах. Все перечисленные этапы описывают развитие символического отношения. Т.е. раньше этот человек жил, испытывая сильный внутренний конфликт, жил по принципу “или-или”, “все или ничего”. Теперь же он словно сумел подняться выше над прежними противоречиями, его внутреннее напряжение ослабло, и в его поведении появилось больше спонтанности и творчества.

Аналитическими методами сегодня работают с самыми разными клиентами, даже с маленькими детьми. Желание быть более счастливым, более успешным, жить в мире с самим собой присуще всем людям, даже если они не способны четко осознать его и сформулировать в подобных фразах. Теоретическая широта, гибкость и разнообразие методов в аналитической психологии позволяют аналитику найти “ключ” к любой человеческой душе.

Юнгианская психотерапия, направленная на трансформацию личности и индивидуальное развитие. Путь к себе – основное направление движения юнгианской психотерапии. На этому пути психотерапевт выступает скорее не как лечащий врач, а как партнер клиента, “спутник на пути”. Они вместе работают с симптомами, снами, эмоциями и поведением клиента, разбираясь, что через них открывает им бессознательное клиента.

В соответствии со взглядами К. Юнга, бессознательное человека живет в равновесии и поддерживает себя в этом состоянии. Проблемы клиента – это следствие нарушения равновесия его психики, но в ответ на это психика мобилизует другие свои части (комплексы). Комплесы несут определенный эмоциональный заряд, обычно неприемлемый для сознания и потому вытесненный, но проявляющийся в снах, различных симптомах, воспоминаниях, эмоциях, инстинктивных импульсах и фантазиях, а также в поведении. Психологи юнгианского направления верят, что, распознав (с помощью терапевта) свои комплексы, сделав их осознанными и установив над ними контроль Эго, клиент избавится от своих проблем.

В юнгианской психотерапии нет определенной схемы психотерапевтического процесса. Как и в традиционном психоанализе, в юнгианстве большое внимание уделяются переносу – отношениям между психотерапевтом и клиентом, отражающими привычные для клиента способы взаимодействия со значимыми для него людьми. Проецируя на терапевта свои представления, ценности и проблемы, клиент видит в нем те качества - положительные и отрицательные, - которые известны ему по опыту отношений с родителями, братьями и сестрами, а также с другими значимыми в его жизни людьми, и которые инкорпорированы им в виде комплексов. Разбираясь в тех отношениях, которые видит и создает клиент, терапевт помогает клиенту начать выстраивать более здоровые отношения.
При анализе снов в центре внимания оказывается не столько интеллектуально удовлетворяющая их интерпретация, сколько переживание этих снов и их усвоение в эмоциональном плане.

Для юнгианского подхода характерно сотрудничество между психотерапевтом и клиентом, а также приспособление к индивидуальным особенностям каждого клиента. Психотерапевт поощряет проявления уникальности клиента, с уважением относясь к его внутренней мудрости и его возможностям обрести целостность.
 
16 ноя 2015
Ольга Сикорская
, Киев
Ангелина Т нравится это.
Запись на платную консультацию
(смс, whatsapp, viber, скайп)