1. Виктор60
    Участник

    Регистрация:
    20 янв 2016
    Сообщения:
    95
    Мы с женой тогда не знали, что через несколько дней здесь начнётся кровавая война, и миллионы людей побросают свои дома и станут беженцами. Была весна, конец марта 2011 года. Нам предложили недорогие билеты на самолёт, и мы полетели в Дамаск. В самолёте, рядом с нами летел мужчина интеллигентного вида, и долго рассказывал нам о своём замечательном городе Алепо, своём доме, своих родных, приглашал нас в гости. Он хорошо говорил на русском языке, и летел домой из Москвы после туристической ярмарки. Он работал директором крупной фирмы. Даже номер телефона нам свой оставил. Что случилось вскоре, знает весь мир. А тогда мы, прилетев в Дамаск, остановились в гостинице, и посетили многие исторические памятники, музеи, и даже знаменитый дамасский рынок. Особенно нас впечатлила Мечеть Омейядов, иначе Большая Дамасская Мечеть. В Мечети находится всемирная сокровищница, найденная при раскопках - голова Иоанна Крестителя, очень почитаемого святого, как христианами, так и мусульманами. В дальнейшем мы уехали в Иорданию, на самый юг, на море, в Акабу. На обратном пути мы заехали ненадолго в Амман, столицу Иордании, и побывали на мёртвом море. По приезде в Дамаск, у нас оставалось ещё два дня до самолёта, и мы решили съездить в Ливан, посмотреть знаменитый Бейрут. В итоге мы увидели этот сказочный город. Но рассказ не об этом. Дело было вечером. Поезда и автобусы в Бейрут не ходили, и нам предложили поехать туда на частном такси. До этого мы посмотрели по карте, что до Бейрута не более 200 км. Значит часа три на машине, и мы в этот же вечер должны быть на месте. Сели в такси и поехали. Машина была старенькой, и не успели далеко отъехать, как она стала глохнуть, буквально через каждые несколько километров. Мы предлагали водителю вернуться назад, чтобы нам пересесть в другую машину, но он уверенно заявлял, что довезёт нас быстро и без поломок. Однако, километров пятьдесят до границы с Ливаном, мы ехали часа четыре. Уже стемнело, и наступила ночь. Мы пересекли границу и поехали кое-как по извилистой и очень опасной горной дороге. Через каждые несколько минут машина чихала и останавливалась. Было темно, дорога узкая, далеко внизу ущелья, и ни одной живой души или проходящей машины. Наконец, когда мы приехали в какой-то горный аул, вдруг, наш водитель остановился и заявил, что дальше нас не повезёт. Спорить с ним было бесполезно, как и требовать обратно свои деньги. Ведь мы с женой были абсолютно одиноки в этом, совершенно чужом и неизвестном мире. Кто его знает, может у него в этом ауле свои приятели есть, и с нами могли сделать всё что угодно. Мы молча вышли, благо у нас были только рюкзачки за плечами, и побрели по горной дороге в строну Бейрута. Очень надеялись, что хотя бы одна попутная машина нас подвезёт. Шли мы так одни под звёздами, по горной дороге долго, но ни одной машины по пути, или обратно, не было. “Дорогу осилит идущий”, повторяли мы заветные слова, и с упорством первопроходцев, шли вперёд. Так шли мы примерно часа два, только по сторонам были слышны какие-то звериные звуки, и карканье птиц. Надо сказать, что в это время, да ещё высоко в горах, довольно прохладно, и чтобы остановиться и немного передохнуть, было не очень комфортно. Мы так устали, что стали думать, где можно, хотя бы немного присесть, обняться для тепла, и отдохнуть. Как вдруг, сзади нас, показались огоньки фар, и мимо на высокой скорости мчалась маленькая машинка. Мы замахали ей вслед, и машина остановилась. Мы подбежали, и спросили водителя, может ли он нас увезти в Бейрут. Он ответил, что до Бейрута очень далеко, так как дорога не прямая, а как змея извилистая, с крутыми спусками и подъёмами из-за горных перевалов. Это напрямую, километров двести от Дамаска до Бейрута, а на самом деле все пятьсот будет. Мы спросили, сколько будет стоить нам это путешествие в его машине, но водитель сказал - садитесь, потом разберёмся. Нам ничего не оставалось, как поехать вместе, и хотя бы по пути приехать в какой-либо населённый пункт, желательно побольше. Я сел с водителем рядом, а жена сзади. За рулём, оказался молодой парень, который сказал, что он учится в университете, в одном из городов Ливана, но не Бейрута. А зовут его Аббас. По национальности араб. Надо сказать, что английским он владел в совершенстве, в отличие от нас с женой. От дикой усталости я провалился в сон. Проснулся от невероятной качки, будто на теплоходе попал в сильнейший шторм. Это наш спаситель, гнал на бешеной скорости, по горной извилистой дороге, то вниз, то вверх, и тормоза визжали и скрежетали какими - то страшными голосами. Я посмотрел на спидометр. Стрелка показывала около двухсот километров в час. Меня просто вдавило в сиденье, и от скорости, и от страха. Лицо Аббаса излучало что-то зловещее и неземное, так мне тогда казалось. Я переборол свой страх, и заговорил с водителем гонщиком. Не страшно ли ему так быстро ехать, по узкой горной дороге. На что он мне весело ответил, что если ехать медленнее, то в Бейруте мы будем не раньше обеда. А он очень торопится к себе домой, в какой-то далёкий от Бейрута город. Я наклонил голову вниз, чтобы не видеть всего ужаса от этой невероятной гонки, и мы стали говорить с ним на различные темы. Слава Богу, жена на заднем сиденье уснула, и не видела бешеной скорости. Ведь на любом из крутых поворотов, мы могли улететь далеко и глубоко в ущелье. Предупреждающих знаков, конечно, не было. Меня поразил невероятный оптимизм, и запредельная уверенность, этого молодого, весёлого, и очень доброго молодого человека. Никогда в жизни, более открытых, более позитивных и более весёлых людей, я не встречал. Аббас почувствовал мой страх от бешеной езды, и всячески меня подбадривал. Так мы проехали часа два, и по пути заехали в довольно крупный населённый пункт. Если по-нашему, то в райцентр. Он остановил машину у какого-то кафе и предложил там перекусить. Мы с женой отказались, а когда он ушёл, начали думать, что делать дальше. Ехать с риском для жизни, или выйти, дождаться первого автобуса, и спокойно поехать дальше. Так пол - часа мы думали и решали. Мы уже вышли из машины, но подошёл Аббас и спросил, зачем мы вышли, да ещё с вещами. В руках он держал еду для нас. Он очень нас попросил покушать и поехать с ним дальше, так как здесь он оставить нас не может. Ехать на автобусе до Бейрута нам придётся с двумя пересадками, и доберёмся мы туда не раньше вечера. Уже светало, и было примерно пять часов утра. Мы с женой переглянулись, и решили поехать с ним дальше. Аббас мчался как угорелый, будто спасаясь от погони. Наконец он уверенно произнёс, показывая с высоты горы вниз, что там внизу Бейрут, и вскоре остановился на окраине города у стоянки такси. Вышел, переговорил с таксистом, и сказал, что нас таксист довезёт прямо до гостиницы, что осталось всего несколько километров до центра города. Как не пытались мы с женой уговорить его довезти нас до места, он ни в какую. По нему было видно, что он очень сильно торопился домой, в другой город, и для этого, ему придётся возвращаться обратно далеко в горы, и где-то там сворачивать на свою дорогу. Также он категорически отказался взять с нас любые деньги, и я ту, смятую в кулаке стодолларовую банкноту, до сих пор храню, как память об этом удивительном и невероятно добром человеке, имя которого – Аббас!
     
    24 фев 2016