Энтузиазм и порывы детской души

  1. Станислав Раевский
    4 дек 2017 127
    Станислав Раевский Психолог
    Читаю «Травма и душа» самого глубокого современного юнгианца Дональда Калшеда. Дальше следует текст, вызвавший во мне волну чувств и смыслов, попав в резонанс с моими переживаниями. Как искра души может спрятаться, отразившись в кривых зеркалах. Как можно начать стесняться своего порыва, своего энтузиазма.

    Травма и душа.jpg

    «Вот как это было. Сандре четыре года, она взволнована и полна надежд, так как семья собирается переехать в свой первый настоящий дом, где ей обещана отдельная комната и двор с песочницей и качелями. Прекрасным весенним днем вся семья находится на улице, приветствует соседей и знакомится с ними, пока из фургона выгружают вещи. Полная творческого вдохновения, маленькая Сандра собирает букетик цветов и с энтузиазмом протягивает его своей маме в ознаменование этого праздничного момента.

    Я предлагаю читателю здесь ненадолго остановиться и всмотреться в то, что в этот момент поставлено на карту... Маленькая девочка с цветами в руке, полная любви, тянется к своей матери – в момент полной незащищенности и энтузиазма. Корень этого слова «en-theos» означает, что человека охватывает Бог или дух. Мы можем сказать, что нечто от уникального, богоданного личностного духа или души этого ребенка проникло через порог в ожидании принятия со стороны реальности. Это был внутренний акт любви, ожидающий ответа извне. Но такого ответа не было. Порыв Сандры не нашел отклика, поэтому ее дух в тот момент не смог «воплотиться» – не смог стать реальным.

    Ее мать посмотрела на цветы, затем бросила взгляд на соседний двор и начала тревожно отчитывать свою дочь: «Нет-нет, Сандра! Что с тобой? Как ты могла? Ты рвала цветы в саду миссис Смит! Теперь ты пойдешь и извинишься перед ней!» Схватив ее за руку, она потащила девочку к соседке, заставила извиниться и тем самым сильно огорчила ее. Она разрушила надежду, присущую такому творческому акту, перекрыв доступ к переходному пространству, в котором целостное я Сандры искало актуализации.

    Переживания такого рода – не редкость в детстве многих людей, и они не всегда достигают масштаба травмы. Мать Сандры не была «жестокосердной». В семейной атмосфере, во всем остальном поддерживающей, случайные крушения, подобные этому, не будут иметь такого большого значения, не будут разрушать дух ребенка, потому что такие раны могут быть залечены эмпатией и пониманием. Но мать Сандры постоянно беспокоилась, что подумают другие, и между ней и Сандрой часто случались эмоциональные нестыковки – было много «искажающих зеркал». В тот раз мать Сандры была гораздо больше озабочена тем, чтобы произвести надлежащее впечатление на соседей, чем сильными чувствами своей дочери. И пятьдесят лет спустя Сандра не может забыть то свое переживание в четыре года. Ей до сих пор стыдно. И этот стыдящий «голос» остается беспощадно карающим – внутренним «кривым зеркалом», которое повторяет: «Нет-нет, Сандра! Что с тобой?» Этот голос доказывает, что за всем ее внешним успехом и личными достижениями прячется глубинное ощущение собственного несовершенства, отраженное в этом кривом, теперь уже перфекционистском зеркале.

    Видимо, стыд является нашей эмоциональной реакцией на то, что оказывается неприемлемым то, кто мы есть, а не просто то, что мы сделали. Если кто-то критикует наши действия в конкретной ситуации, это может вызвать чувство вины, но не ранить до глубины души, как то унижение, которое вызвала мать Сандры в тот момент. Оно было травмирующим, потому что источником спонтанного, полного любви порыва Сандры было что-то невинное и хорошее в ней, то, что мы связываем с потенциальной жизнью души. В этот момент внутри ее матери не было никакого резонанса, ничто не откликнулось на выражение души ее дочери. Вместо этого дочь отразилась в кривом зеркале. Когда такое происходит многократно, душа не может вселиться, актуализироваться в пространстве между я и другим, чтобы стать внутренним ресурсом самоподдержки. Напротив, в таких условиях жизненная искра в человеке должна скрыться в убежище, чтобы выжить, и в осуществлении этого ухода в убежище существенную роль играет диссоциация.

    А Вы, друзья, помните свои детские и не детские душевные порывы, когда божественное прорывалось в вашем энтузиазме? Воплощались ли они в принимающем окружении или прятались, искаженные кривыми зеркалами?

    энтузиазм детской души.jpg
     
  2. Понравилось? Поделитесь с друзьями