Все статьи

Потеря волос как аналитический образ, его особенности

02 дек. 2016
258
Потеря волос не редко встречается в представлениях людей как свидетельство психологических проблем. Когда есть понимание того, что внешнее и внутреннее как-то связаны и желание идти глубже в анализ психического.

Образ потери волос часто встречается в сновидениях, особенно у женщин. С этим образом возникают следующие ассоциации: энергия, жизненная сила, женственность, связь, привязанность, детство... Соответственно, потеря волос будет потерей или страхом потери какого-то психического аспекта, связанного с вышеперечисленным. Кроме того, этот образ может дополняться личными ассоциациями, не совпадающими с приведенными.

Стоит обратить внимание, что образ вызывает не однозначные и даже противоречивые ассоциации. Например: привязанность и энергия. Привязанность предполагает соединение и тогда энергия может быть энергией любви, которая всегда содержит способность к установлению привязанности. В то же время, можно рассуждать о том, что для индивидуации, для проявления своих уникальных качеств человеку необходима энергия отделения, которая противоположна привязанности.
В связи с этим, образ выпадения волос может демонстрировать дефицит или поиск различной направленности энергии: на установление привязанности или на отделение, сепарацию.

Выпадение волос как образ психологической проблемы, связанной с поиском привязанности, любви свидетельствует о внутреннем переживании потери жизненной энергии, сил, мотивации. Например, когда человек живет с ощущением бессмысленности, пустоты, потери интереса к себе, к окружающему миру. Этот образ заявляет о переживании одиночества, депрессивном состоянии, кризисе, что может быть характерно для среднего возраста, посттравматической, родовой депрессии, других состояний, связанных с потерей смыслов, ценностных ориентиров и так далее. Сновидения, сопровождающие эти состояния могут быть про мертвых с выпадающими волосами; ужасное выпадение волос, когда на руке остаются целые пряди; скелеты с волосами... То есть сновидения демонстрируют «умирание», а значит потребность сновидца чувствовать себя «более живым». Живым человек ощущает себя тогда, когда испытывает чувства, любовь к себе и другим, способен наслаждаться внутренним и внешним миром. Всё это в детстве ребенок начинает переживать в отношениях с родителями и то, какими были эти отношения, какой была первичная привязанность формирует его дальнейшие психологические ресурсы и дефициты. Здесь речь идет о дефиците энергии любви, соединения, привязанности...

Другая психологическая проблема, которая также отражается образом потери волос говорит об этапе взросления, прощании с детством, сепарации. Когда например, удушающая, затянувшаяся психологическая слитость с родителями, их установками, критикой, зачастую, интроецированной, а не реальной мешает ощущению отдельности и проявлению собственной индивидуальности. Это выражается через сепарационную агрессию, особенно в подростковый период, но может иметь место в любом возрасте. При таких сепарационных переживаниях могут приходить сновидения о нежеланной, неожиданной стрижке; о маме, стригущей волосы; или кто-то больно тащит за волосы, выдирая пряди; резкая перемена в длине или цвете волос и т. п. То как человек проживает сепарацию, насколько может чувствовать себя отдельной личностью и какими внутренними ресурсами он может достичь этого — агрессивно или доверяя себе, также связано с тем, как эти процессы проходили в детстве, подростковом возрасте. Отпустить, доверять, не мешать — такие же важные качества родителей, как и способность к установлению привязанности, которые дают возможность детям увидеть, найти, исследовать себя. Здесь речь идет о потребности в другой направленности энергии — энергии сепарации, отделения.

Итак, иными словами, заявляя о потере волос, человек может переживать следующее: «Мне не хватает жизненных сил, я чувствую себя не достаточно «живым», я потерял смысл жизни, в депрессии» - или же: «Я хочу узнать себя, не могу больше следовать установкам и ценностям других, я ищу себя, я потерялся... ».

Именно в пубертатном периоде, когда сепарационные процессы актуализируются, подростки смело экспериментируют с волосами, даже стригутся «под ноль». Это говорит о вызове, о поиске своей индивидуальности, об отделении себя от других. И также часто можно встретиться с тем, что свои депрессивные состояния люди начинают преодолевать с похода в парикмахерскую, с изменений в прическе (как в фильме «Осторожно, двери закрываются»), то есть расставание со старыми волосами как поиск обновленной жизненной энергии. Если в сепарации изменения в прическе необходимы, чтобы отличили от других, то в депрессивном состоянии, чтоб заметили среди других. И в этом есть разница, которая состоит в том, в какой энергии нуждается человек - направленной на отделение или соединение. То есть ребенок стремится стать взрослым или взрослый ищет энергию детства, любви.

Вспоминая сказочные и мифологические сюжеты, связанные с волосами, которые могли бы отражать разницу в векторе энергии, необходимой для разрешения психологической проблемы, приходит сказка «Рапунцель» и миф про богиню Седну. В этих историях волосы присутствуют почти как отдельный образ. У Рапунцель — сильные, длинные, драгоценные, детские волосы, наполненные жизненной энергией и силой. Они приносятся в жертву для того, чтобы отделиться от “ужасной матери» - привязывающей, не отпускающей, использующей. То есть потеря волос здесь выглядит как агрессивная жертва, требующая энергии отделения, ведущая к взрослению. В мифе про Седну, отверженная богиня прибывая в гневе на безразличие людей, лишает их даров моря (исчезает рыба, а значит пища), тогда её волосы запутываются, наполняются вшами. Когда шаман спускается к ней в глубины морские и расчесывает её волосы, богиня успокаивается и снова питает море, наполняя его живностью. Здесь отвергнутая Седна (она была предана отцом и брошена в море), пребывая в одиночестве, ищет заботы и контакта, чтобы оживить себя и морскую стихию, наполнив её питательным, живым, наполнить себя потерянными чувствами любви. В этом мифе для обретения гармонии необходима энергия соединения, а не отделения как в «Рапунцель». То есть Седна нуждается в контакте со своей детской частью, с заботой, теплом, а не в сепарации от родительских фигур, как Рапунцель.

Оба процесса — соединение и сепарация, в целом, являются составляющими и дополняющими друг друга. Не возможно потерять то, что не имел. Человек, ищущий себя, свою индивидуальность, проживая сепарацию, внутренне опирается на любовь, которая есть в нём благодаря способности испытывать привязанность. И человек, пребывающий в одиночестве, остро ощущающий потребность в любви, вероятно, оказался в этом состоянии, пережив сепарацию, порой, довольно болезненную. Поэтому энергии привязанности и сепарации всегда есть одновременно в душе любого человека, но в определенные жизненные периоды он может испытывать ощутимый дефицит одной из них. В результате личных драм, в первую очередь детских, формируется предрасположенность к тому или другому дефициту. И тогда эти энергии могут быть и задачей и ресурсом в психике.

О каком дефиците говорит человек, когда его беспокоит потеря волос в жизни или в сновидениях? О необходимой, но тревожной сепарации или о переживании одиночества, депрессивном состоянии можно различить с помощью особенностей образов и фантазий о потере волос, приведенных в этой статье.