Все статьи

Бесконечная терапия? Уже вполне достаточно

10 мар. 2019
34
Мой терапевт назвал меня не верным именем. Я открыл свое сердце, а мой врач посмотрел на часы. Мой психиатр сказал мне, что я должна продолжать встречаться с ним, иначе я потеряюсь.

Новые пациенты постоянно говорят мне такие вещи. И они рассказывают мне, как бывшие терапевты сидели, слушали, кивали и почти не давали советов неделями, месяцами, иногда годами. Недавно одна пациентка сказала мне, что после нескольких лет посещений ее терапевта она спросила у него, есть ли у него какие-либо советы для нее. Терапевт сказал: “Увидимся на следующей неделе.”

Когда я начал практиковать как терапевт 15 лет назад, я думал, что такие жалобы были редкими и аномальными. Но за эти годы я пришел к отрезвляющему выводу: неэффективная терапия распространена и это вызывает тревогу.

Поговорите с друзьями, держите ухо востро в кафе или читайте форумы о продолжительности терапии. Бьюсь об заклад, вы найдете много людей, которые остались в терапии слишком долго после того, как они думали, что это займет гораздо меньше времени. Согласно исследованию 2010 года, опубликованному в American Journal of Psychiatry, 42% людей в психотерапии используют от 3 до 10 посещений для лечения, в то время как 1 из 9 проходят более 20 сеансов.

Для этих 11% терапия может превратиться в тупиковые отношениям. Исследования показывают, что во многих случаях чем дольше длится терапия, тем меньше вероятность ее эффективности. Тем не менее, терапевты часто неохотно признают этот факт.
Исследование 2001 года, опубликованное в "Journal of Counseling Psychology", показало, что состояние большинства пациентов наиболее значительно улучшились между седьмой и десятой сессиями. Другое исследование, опубликованное в 2006 году в "Journal of Consulting and Clinical Psychology", рассмотрело почти 2000 человек, которые прошли терапию от 1 до 12 сеансов, и показало, что, хотя у 88 процентов пациентов состояние улучшились после одного сеанса, тот же показатель упал до 62 процентов после прохождения 12 и более сеансов терапии. Тем не менее, согласно исследованиям, проведенным в Университете Пенсильвании, терапевты, практикующие более традиционную психотерапию, лечат пациентов в среднем 22 сеанса, прежде чем прийти к выводу, что прогресс не достигается. Только 12 процентов (!) этих терапевтов предпочитают направлять своих " сложных" пациентов к другому практикующему врачу. Правда заключается в том, что даже если практикуемая терапия не всегда полезна, много терапевтов удерживают пациентах на потенциально бесконечном, терапевтическом курсе.

Сторонники долгосрочной терапии утверждают, что тяжелые психологические расстройства требуют годы чтобы с ними справиться. Это может быть правдой, но также верно и то, что многие пациенты терапии не страдают серьезными расстройствами. Тревога и депрессия являются главными проблемами, из-за которых пациенты обращаются за психиатрической помощью; шизофрения находится в нижней части этого списка.

По моему опыту, большинство людей обращаются за терапевтической помощью по отдельным, поддающимся лечению вопросам: они застряли в неудовлетворяющих их работе или отношениях, они не могут достичь своих целей, боятся изменений и в результате чувствуют себя подавленными. Чтобы разобраться в таких проблемах, не нужны годы терапии. Для некоторых моих пациентов это даже не занимает целый сеанс.
Терапия может — и должна — фокусироваться на целях и результатах, и люди должны иметь возможность закончить ее. В моей практике люди, которые провели годы в терапии, прежде чем прийти ко мне, смогли справиться со своими страхами, успокоить свои тревоги и быстро достичь жизненных целей — часто в течение нескольких недель.

Почему? Я считаю, что это вопрос подхода. Многим пациентам нужен агрессивный терапевт, который подталкивает их к тому, что они считают неудобным: переменам. Им нужны мнение терапевта, советы и структурированные планы действий. Им не нужно бесконечно говорить о том, что они чувствуют, или о детских воспоминаниях. Недавнее исследование, проведенное Национальным институтом здравоохранения и социального обеспечения Финляндии, показало, что “активные, привлекательные и экстравертные терапевты” помогают пациентам быстрее в краткосрочной перспективе, чем “осторожные, не интрузивные (не навязчивые) терапевты".

Возможно, такой подход подходит не каждому пациенту, но результаты, описанные в финском исследовании, соответствуют моему опыту.

Если пациентка приходит ко мне и говорит, что была недовольна своим парнем в течение последнего года, я не спрашиваю, как некоторые могли бы: “как вы к этому относитесь?” Я уже знаю, как она к этому относится. Она только что сказала мне. Она несчастна. Когда она спрашивает меня, что я думаю, она должна делать, я не отвечаю ответным вопросом: “что, по-вашему, вы должны делать?” Если бы она знала, она бы не спрашивала меня о моих мыслях.

Вместо этого я спрашиваю, Что может отсутствовать в ее отношениях, и обсуждаю возможные способы заполнить пробелы в отношениях или, возможность закончить их здоровым способом. Вместо того, чтобы останавливаться на прошлом и рассказывать истории из детства, я призываю пациентов найти в себе мужество противостоять противнику, рисковать и принять перемены. Моя цель состоит в том, чтобы дать пациентам навыки, необходимые для противостояния их страху перемен, а не кивать головой и спрашивать, как они себя чувствуют.

В университете, мои однокурсники и я были обучены служить в качестве руководства, чья работа заключается в том, чтобы помочь пациентам достичь своих собственных целей и выводы. Долгосрочная терапия может сработать, но это может занять слишком много времени. Не думаю, что пациентам нужны годы, чтобы почувствовать себя лучше. Они хотят сделать это за недели или месяцы.

Популярные заблуждения укрепляют веру в то, что терапия это отдых на диване и разговоры о своих проблемах. Многие пациенты часто поступают именно так и так же часто это приводит к созависимости.

Терапевт, конечно, зависит от пациента через деньги, которые тот платит, а пациент зависит от терапевта через эмоциональную поддержку, которую его терапевт ему даёт. И при таком типе отношений, для многих пациентов терапия становится способом удовлетворения своих потребностей в слушателе, поскольку это даёт им возможность чувствовать себя лучше, такая терапия может длится бесконечно.

Но есть разница между хорошим самочувствием и изменением своей жизни. Ощущение того, что вас принял и одобрил ваш терапевт, не подталкивает вас к достижению ваших целей. Напротив, это может даже побудить вас погрязнуть в хронической дисфункции. Сеансы терапии могут работать как спа-процедуры: они могут быть расслабляющими, но не обязательно помогут решить ваши проблемы. Больше, чем оазис доброты или уютный час одобрения и принятия, большинство пациентов нуждаются в умных стратегиях, чтобы помочь им достичь своих реалистичных целей.

Я не против терапии. В конце концов, я то же её практикую. Но спросите себя: если ваш парикмахер продолжает делать вам плохие стрижки, вы будете к нему возвращаться? Если в ресторане подают паршивую еду, вы сделаете еще один заказ? Нет, я уверен, что нет, и Вы не должны оставаться на терапии, которая Вам не помогает.

Jonathan Alpert 2012
www. jonathanalpert.com
Published by www.nytimes.com april 21 , 2012
Перевод Б. Фрейдин для портала psycovet.ru

Все мои статьи официально размещенные на портале www. psysovet.ru - оригинальные авторские статьи.
При размещении моих статей на сторонних ресурсах, пожалуйста, сохраняйте оригинальное авторство и активную ссылку на проект psysovet.ru
Не отягощайте свою карму)