Все статьи

Родители и чувство вины

08 июн. 2017
89
Вспомните, когда вы испытывали чувство вины последний раз? С большой вероятностью, это чувство вины перед родителями. Я им не звоню - дальше варьируется период (час, день, неделю, месяц) - и чувствую вину. Ведь им одиноко, им нужна помощь и поддержка, а я даже не могу набрать их номер. А они сами не звонят, потому что мы очень заняты, или потому что редко наши разговоры обходятся без спора и взаимных обвинений. От того, что они не напоминают о себе, мы можем благополучно забыть о них, потому что вину очень хочется вытеснить, и от этого она становится ещё больше.
Давайте попробуем всмотреться в эту связку: вина и родители. Часто почти любое взаимодействие с родителями заканчивается чувством вины. Например, когда предлагаешь посидеть с ребенком (эксплуатируешь родителя, а ему тяжело) и когда не предлагаешь (не даёшь пообщаться с внуками). Смерть родителя не отменяет твоей вины, а лишь её усиливает. Когда они были живы ты мог быть более внимательным, бережным, аккуратным. А чувство грандиозности вторит: ты вообще мог бы не допустить их смерти. Помню, как одна пациентка мучилась виной, что, ухаживая за умирающей мамой, отлучилась в магазин именно в момент её смерти. Если при жизни родителей сохраняется фантазия вину исчерпать, став идеальным человеком и ребёнком, или ещё более удивительная фантазия, что родитель станет, наконец, легким, позитивным и совсем не обвиняющим, то после смерти на этих фантазиях нужно поставить крест. И любое воспоминание о родителях сопровождается чувством вины.

Частая история, когда родитель вину нам вменяет. Особенно когда родитель показывает, как он разрушается от общения с нами и про это нам прямо говорит. «Смотри, своим упрямством ты довела маму до сердечного приступа», «отец даже есть перестал, когда узнал, что ты бросаешь институт». Но даже если это не звучит так буквально, вина подразумевается. Может ли воспитание совсем обойтись без обвинений? А родитель как главный воспитатель обвиняет тебя с того момента, как это воспитание началось. Значит уже на уровне привычки, укоренённой в нашей нейронной сети, мы начинаем ассоциировать чувство вины с фигурой родителя.

Когда мы совершаем что-то плохое, мы испытываем вину скорее не перед теми, кому мы принесли вред, а перед родителем. Послушайте любую блатную песню, перед кем виноват вор и бандит? Ну или перед мамой, или перед замещающей её фигуру любимой. Плюс к этому, мы могли слышать от родителей, как ухудшилась жизнь наших родителей с нашим появлением. Но даже если мы этого не слышали, трудно не догадаться. Они из-за нас могли лишиться любимой работы, множества развлечений, безответственности юности. Наше появление могло стать мучительным клеем для их очень спорного союза или прервать рай парного блаженства. Чтобы мы выжили и стали людьми, они могли задвинуть собственное счастье на годы, если не навсегда. Понятно, что всё это не может не вызывать чувства вины. Или вовсе не обязательно?

Теперь давайте посмотрим на это с другой стороны. Как много у родителей вины перед своими детьми. Становясь родителем, ты практически обречён на это чувство. Не додал, не воспитал и не настоял, не дал свободы и пережал, не увидел вовремя. Вообще всё делал неправильно и теперь видишь последствия. Особенно эта вина усиливается от знания психологии. Большинство моих пациентов рассказывали, что после прочтения книги «Семья и как в ней уцелеть» они быстро провалились в чувство вины от того, что ты всё делал неправильно, не вовремя и не так.
Естественно, от этой вины хочется избавиться и хотя бы часть её переложить или на другого родителя, или на самого ребенка. Первый вариант можно увидеть в мультфильме «Капризная принцесса», когда ругаются король и королева: «Посмотрите, как ведёт себя Ваша дочь!», «Нет, это Ваша дочь!». Второй вариант превращается в постоянное передвигание вины с детьми. Чем больше вины мы испытываем, не обязательно это осознавая, тем больше хочется от неё избавиться и переложить. Каждая из сторон пытается передвинуть вину на другую, всё больше проваливаясь в непонятость и вину.

Получается, вина - неизбежная часть родительства, и связь чувства вины и образа родителя - архетип? Не пришла ли вина на место сражения «кто кого», когда молодое неизбежно побеждает старое? Испытывал ли вину Зевс, убивший Кроноса, поглощавшего своих детей?
Но вернемся к более простому вопросу: что же делать? Ведь это передвигание вины, да и вообще само чувство вины, очень мешает живой коммуникации между родителями и детьми. Первый шаг при работе с виной, как и любым чувством – её заметить, и чем раньше, тем лучше. Вина - часто производная грандиозности, фантазии, что чужое самочувствие находится в нашей власти. Нам не нужно становиться участниками игры «Если бы не ты». Нам нужно честно сказать: я не отвечаю за чувства и переживания другого, но я отвечаю за свои чувства. Понятно, что если бы мама радовалась любому нашему поступку или, по крайней мере, не разрушалась, нашей вины было бы меньше. Но нам важно разорвать эту привязку, сказав себе: она разрушалась не из-за нас. Но, что ещё важнее, мы можем разорвать эту привязку в наших детях. Например, если они предлагают нам посидеть с ребёнком, мы можем или вежливо отказаться, не чувствуя вины, или радостно согласиться, и также порадоваться, если дети могут в этом вопросе обойтись без нас.

Это не значит, что вина - это ненужное чувство. Эволюционно вина могла возникнуть для блокировки избыточного эгоцентризма. Действительно, причиняя боль другим живым существам, мы можем испытывать сильную вину и пытаться как-то компенсировать ущерб. В связке дети-родители вина может быть полезным чувством. Когда родитель задерживается на работе, вина напоминает ему, а не пора ли вернуться к семье и детям. Так же загулявшего подростка вина заставляет, вопреки его желанию полной самостоятельности и свободы, всё же позвонить домой. Вина напоминает нам позвонить пожилым родителям, посочувствовать и попробовать помочь им, когда это возможно.
Проблема возникает, когда вина вменяется, и нас заставляют чувствовать себя виноватыми. Когда каждый разговор оставляет у нас чувство вины и отчаянья. Когда мы начинаем её передвигать, обвиняя друг друга, лишь бы не чувствовать её так сильно. Чтобы этого не происходило, нам важно понять вину как сигнал неправильного поведения, а не как приговор нам, как личности. Как повод вспомнить о другом, посочувствовать и попробовать изменить своё поведение. Но одновременно не впасть в вину, в непрекращающийся поток самообвинений, неизбежно толкающий нас в пучину депрессии, в итоге вызывая вину у других. Для этого нужно смело признать свою ошибку и попробовать её исправить, не пытаясь сразу защитить своё эго и его желание остаться неизменным. А критикуя, критиковать именно поведение, демонстрируя ребёнку принятие и любовь.

Друзья и коллеги, расскажите, пожалуйста ваши примеры разрыва связки родители–вина. Давайте поделимся лайфхаками, как не западать в вину и при этом использовать её как сигнал для развития. Видели ли вы воспитание без вины, а может, это получилось у ваших родителей или у вас?