Все статьи

Тревожно-мнительный тип личности

28 апр. 2017
2743
(В какой-то литературе его называют еще ПЕДАНТИЧЕСКИМ типом, на клиническом языке его иногда обозначают как ПСИХОСТЕНИЧЕСКИЙ)

Тревожность - это внутреннее переживание. Это главный сигнальный механизм о том, что что-то не так. На пути реализации мотивов есть преграды, обстоятельства, внешние и внутренние. Тревожность работает именно в этой ситуации: на пути реализации мотива есть преграда => мотив есть всегда, преграды есть всегда => ТРЕВОГА есть ВСЕГДА (фоновый уровень). Фрустрация - встреча целенаправленной деятельности с преградой => тревожность появляется в состоянии фрустрации.

Тревожное состояние противное, мерзкое и неприятное, причем специально! Так как в психике не бывает ничего просто так. Тревога специально специально мешает нам делать то, что мы делали, тормозит.

Стадии нарастания тревоги: мы всегда движемся, даже если физически неподвижны, така как всегда есть мотивы => есть действия. Ранняя стадия тревоги - беспокойство, оттягивает часть мыслей, например на действия и заставляет искать причину. Два выхода - обойдем, преодолеваем или переходим к другому мотиву. Если тревога выбрала неправильную преграду, то она останется, а мы двигаемся дальше, то тревога начинает расти и трансформируется в тревожное ожидание. На уровне тревожного ожидания уже трудно двигаться дальше. Если мы движемся дальше, то организм на клеточном уровне начинает предупреждать (выброс разных веществ), тревога начинает соматизироваться. Она нам не дает сосредоточиться, отвлекает, не дает усидеть на месте, неуместная активность. Т. Е. С одной стороны останавливает, с другой предупреждает, с третьей активизирует механизм поисковой активности. Т не может расти бесконечно. В ЦНС есть механизмы, приводящие к затуханию, а также есть социокультурные механизмы совладания с тревогой. Например за тревогой стоит механизм и есть преграда. Можно либо убрать преграду, либо убрать мотив. Депрессия и тревога сильно связаны. Тревожное состояние трансфомируется в депрессию.

Тревога в зависимости от ситуации трансформируется в страх, агрессию и т. д. Есть люди, у которых состояните Т выражено ярче, чем чем у других, у них устойчиво-тревожное состояние.

Вытеснение - способность механизма удалять из сознания различные его содержания (общее содержание сознания - образы и эмоции переживания). У мотива есть побуждающая (хочется) и направляющая функция (хочется именно это). Механизм вытеснения структурирует мотивы в определенной иерархии по их побуждающей силы. У одних людей механизмы вытеснения работают хуже. Причины? Генетика.

У тревожного типа - хочется всегда одинаково, все одинаково страшно и все одинаково недостижимо. Если движение в сторону любого мотива, удаляется от другого мотива и он становится преградой => чувство Т нарастает => постоянный мотивоционный конфликт - постоянное чувство тревоги.

Например: студент, сдающий экзамен, которому позвонила девушка и предложила в кино. Если пойдет с девушкой => удаляется от экзамена => чувство тревоги нарастает. Это происходит даже не на уровне действия, а на уровне намерения (на уровне целеобразования). Если решит пойти в кино (на уровне мыслей) => Т начинает возрастать, возникает преграда, он начинает отказываться от этого в сторону экзамена. Далее снова нарастает Т => начинает сравнивать мотивы (на фоне нарастающей тревоги осмыслены все худшие варианты, вытеснение не работает вообще) => самая базовая проблема - трудности принятия решения.

Такие люди всегда в состоянии выбора, крайне нерешительные и все-время на взводе, так как основная часть их внутреннего мира занята поиском аргументов и их взвешиванием.

Характеристики тревожного типа
  • Внешне выглядят как задумчивые и раздражительные;
  • Внимательные, ответственные, скрупулезные;
  • Трудно двигаться в сторону более значимого мотива, поскольку для них мотивы примерно равнозначны и это приводит к проблемам принятия решений, с проблемой выбора. Степень выраженности зависит от того, насколько работает механизм вытеснения;
  • У них вырабатывается очень специфическое восприятие, внимание к мелочам.
  • Нарушена иерархия опасности, весь мир представляет потенциальную угрозу.
  • У них нет фокуса сознания и внимания, у них все важно (гештальт техника для таких людей нет фона, все будет фигурой).
  • Нет ясной картинки главного, они постоянно ищут детали, которые становятся новыми угрозами
  • С возрастом все черты усиливаются.
  • Эти люди чаще всего энергетически слабые. Все силы уходят на разборки с собой. Зацикливание тревоги на борьбу с тревогой (Змея, которая кусает себя за хвост);
  • По жизни неэффективны, мотивация избегания неудач
  • Шире ограничительное поведение, не высовываются
  • У них складывается внутреннее ощущение и мировосприятие «Я должен», что то кому то доказать
  • Сверпристальное внимание ко всему;
  • Не выделяют фигуру из фона (Методы совладания - постоянное взвешивание, свертщательное планирование, советы от авторитетов). Вязнут в мелочах и не замечают важного;
  • Если попадает в адаптивную ситуацию, то возможен адаптивный вариант
  • Завышенные стандарты исполнения;
  • Их нужно хвалить, поддерживать, ставить четкие задачи самому себе и останавливать (повышается самооценка, задаются стандарты исполнения)
  • Вся натура подчинена совладанием с тревогой, механизмы, направленные на совладание и преодоление, борясь с тревогой постоянно ее воспроизводят.
  • Тревожные типы довольно устойчивая конструкция.
  • Циклический сверхконтроль, включая собственные соматические проявления, чувства,
    Эмоции. Пытаются контролировать, в том числе, и собственные спонтанные проявления (к примеру смех, горе...);
  • Они не могут искренне чувствовать, смеяться, расслабиться. Обычный человек действует
    По ситуации - это единственный нормальный способ адаптации.
  • Ярко тревожные типы напоминают роботов, которые запрограммированы и действуют по
    Какой-то программе
  • Вся натура и вся деятельность подчинена совладать с тревогой. Отсюда тщательность,
    Скурпулезность, планирование, опастливость, нерешительность

У них постоянно должно быть все под контролем

Тревога направлена на то, чтобы запускались механизмы, чтобы с ней справиться и эти механизмы воспроизводят тревогу. Имеем колечко. Именно поэтому тревога устойчива во времени.

Адаптация
  • жребий действия по ритуалу (вставать по утрам с левой ноги. Если встал с левой ноги, то вроде можно как бы и дальше идти)

  • действовать по авторитету. Сам решится ни на что не можешь нужно совета просить значимого человека, мнение которого для тебя важно (фактичеки переложить ответственность. Он мне так сказал, вот я так и сделал - огромный плюс - если ничего не получилось, то виноват тот, кто дал совет);. Тревога никуда не делась, но хотя бы что-то начал делать;
  • планирование - детализация образа потребного будущего цели (обычно очень разветвленные планы, сверхдетализация). Пример: тревожный мужчина под влиянием более «страшного» источника тревоги жена просит сходить мужа к начальнику, чтобы прибавку к зарплате прибавки. Он весь вечер планирует, мучается, курит, не спит, с больной головой утром приходит в то время, в то место, а возникает ситуация, не предусмотренная планом, он впадает в ступор и уходит. Результат - неудача. Происходит часто. Субъективное переживание неудачи - отрицательное подкрепление => новые неудачи.

У нормальных людей тревога возникает по поводу. Адекватная. Если есть чего опасаться, возникат тревога, которая запускает механизм поисковой активности для того, чтобы найти преграду. После того, как преграда преодолена тревога опускается на фоновый уровень.

Абсесивно-компульсивный психопат (навязчивые мысли и действия)
  • Натура многое определяет, но не определяет систему ценностей, это лишь каркас личности, но не личность
  • Для каких то ситуаций адаптивны и наоборот, в зависимости от этого натура и будет адаптивной или дезадаптивной.


Из самого названия «тревожный» понятно, что это люди, которые больше тревожатся по сравнению с остальными людьми. Но прежде чем говорить про тип, нам нужно повнимательнее разобраться в том, что такое тревожность психологически и как мы будем ее понимать. Если что-то есть в психике, значит что-то это регулирует. Изначально - любые наши механизмы адаптивны. Другое дело, что иногда они становятся дезадаптивными. Сначала поговорим со стороны функций тревожности, а потом - про то, как мы ее субъективно переживаем.

Тревожность есть особый вид переживания. Вообще - эмоций и переживаний очень много (радость, страх, удивление и т. П). На самом деле каждая из них имеет свою специфическую функцию. Тревожность - специфическое переживание, одно из самых важных переживаний в нашей жизни. Любое переживание имеет некую сигнальную функцию. Тревожность в этом смысле важна потому что именно она нас предупреждает о том, что на пути реализации мотива, нашей деятельности встретилась какая-то преграда. То есть специфическое переживание, которое обозначается как тревожность тревожность есть сигнал нашей личности о том, что на пути реализации мотива возникла преграда (в самом широком смысле- обстоятельства, ситуации, особенности человека как например робость, которая мешает проявлять отвагу и т. П).

Чтобы появилась тревожность нужны два необходимых момента: нужен мотив - то, что побуждает и направляет нашу деятельность. Если мы говорим о том, что он побуждает, значит речь идет о какой-то энергетике, ведь любое движение это энергия в конечном итоге. Мотив играет еще и энергетическую функцию. Есть мотив и есть преграда. И тогда возникает тревожность как сигнал об этой преграде. Это эмоциональный сигнал. Он появляется до того, как появилась преграда. Мы ничего про преграду не знаем, мы просто живем. Потом появилась по отношению к значимым мотивам какая то преграда и нас торкает и предупреждает, что что-то не то. Если говорить о субъективных переживаниях, как человек переживает тревогу, каждый ее переживает как то по-своему. Хотя функция одна. Но поскольку если мы говорим о тревоге и каждый поймет о чем речь, значит мы тревогу переживаем сходным образом.

Фоновый уровень тревоги есть всегда по определению. Мотивы есть всегда и преграды есть всегда. Значит, фоновый уровень тревоги есть всегда. Другое дело, что он становится фоновым, мы к нему привыкаем и перестаем его замечать.

Если от фонового уровня тревога сдвинулась, мы ощущаем 1. Беспокойство. В буквальном смысле. Что-то свербит. До этого не было тревоги, а потом - раз и что-то не то. Ощущение, что что-то не то и при этом не понятно, где не то и что не то. При этом непонятно, где и что не то. Мы даже не можем его локализовать, просто ощущаем что что-то не то. Это не образ, что что-то не то, это ощущение, что что-то не то. Причем, заведомо с негативным оттенком, с модальностью негативного. Тревога - штука неприятная. И она специально неприятная, исходя из своей функции, ведь она сигнализирует о том, что надо менять алгоритм движения. По функциям, она должна заставить нас притормозить нашу деятельность.

Сначала это легкое, неопредмеченное беспокойство, его так и называют, тревожное беспокойство. Оно торкает. Чаще всего, на этом уровне, мы преодолеваем ее волевым усилием. А если мы еще заняты чем-то, то перестаем ее замечать. Дальше, если преграда преодолена, то тревога снизится до фонового уровня. А если мы продолжаем двигаться, а преграда не преодолена - тревога начинает расти. Если этот сигнал не дошел, тревога начинает расти. И тогда это не просто непонятное беспокойство, это следующая фаза нарастания тревоги - 2. Тревожное ожидание. Субъективно мы начинаем не просто что-то не то и не так, мы уже начинаем чувствовать, что произойдет что-то нехорошее. Это не сознательный процесс, а переживание. Но переживание не просто беспокойства, а ожидания. Тревожное беспокойство при нарастании превращается в тревожное ожидание и это более сильная и более неприятная эмоция. При этом оно мешает нам действовать. При этом труднее сосредоточиться, труднее думать и труднее делать. Либо оно нас затормозило и запустило ориентировочную реакцию - занимаемся не той, а другой деятельностью, поисковой активностью. Мы ищем, что не то. Если мы нашли что не то, то либо мы изменили алгоритм действий и преодолели преграду. Но мы можем реально опознать преграду и ее преодолеть - тревога снизится. Мы можем ложно опознать преграду (мы думаем, что это преграда, а на самом деле не это) и в таком случае тревога будет дальше расти.

Следующая фаза - 3. Фаза соматизации тревоги - когда тревога начинает давать телесные проявления. До этого она нигде не локализована. А потом мы начинаем чувствовать ее в теле. В зависимости от индивидуальных особенностей, у кого-то комок в горле, у кого-то шея холодеет и т. п. И мы начинаем чувствовать локализацию тревоги в своем теле. И понятно, почему мы начинаем все это ощущать: в основе телесных проявлений лежит нейрохимия. Начинает меняться химия организма и химия мозга и мы начинаем это телесно ощущать.

А психически это как 4. Нарастающее тревожное ожидание. И на этой фазе нам еще труднее действовать. Она реально мешает.

Предположим, какой-то человек что-то делает и до нас доходят отголоски. Мы можем не замечать этого, но мы получим сигнал. Например, мне изменила пять лет назад жена. Я могу этого не знать, но я это чувствую. Это событие становится преградой к моим дальнейшим отношениям с женой или еще с кем-то. Это тревога и она мне говорит: «Посмотри!». А я либо смотрю, либо не смотрю. И если я остановлюсь и оглянусь, я могу распутать эту цепочку и тревога исчезнет: я буду учитывать эту преграду и буду по-другому действовать, в соответствии с изменившейся ситуацией. Тревога заставляет искать. Торкает. Но либо ты ищешь либо не ищешь.

Когда нам идут эмоциональные сигналы (а они всегда идут) это называется интуицией. Они есть всегда. Другое дело, улавливаем ли мы их и адекватно интерпретируем ли. И третье - если улавливаем и адекватно интерпретируем, то мы начинаем жить по-другому. А мы все не хотим жить по-другому. Каждый из нас переживает это.

Эта соматизованная в теле штука, которая мешает нам действовать и дальше приводит к тому, что наши действия становятся неупорядоченными и суетливыми. Нам трудно сосредотачиваться и мы меняем постоянно фокус внимания. Включается биологический механизм поисковый. Тревога реально оттормаживает наши действия. В этом состоянии мы нервно курим, пьем кофе и ходим из угла в угол. Тоже самое делают и животные. Поисковая активность животных проявляется в хаотической активности путем проб и ошибок.

Например, голодная обезьянка начинает метаться по клетке в поисках банана.

Беспочвенной тревоги не бывает. Или бывают больные люди, у которых меняется самопроизвольно нейрохимия. Но это очень редкий случай. Просто почву мы не видим зачастую. И это выматывает: адреналин, норадреналин, ацетилхалин, - много чего начинает кипеть и вразнос идет нейрогуморальная система, которая нас захватила. В сильно тревожном состоянии уже ничего нельзя сделать и нельзя сосредоточиться.

Когда нашли - тревога трансформируется в другое переживание. Или это может быть еще и другое переживание: либо это агрессия, либо это избегание и убегание. Но все равно - нейрохимия перестраивается. Тревога не может нарастать до бесконечности. То есть либо преграда преодолена, либо нельзя долго находиться в физиологически неадекватном состоянии.

Например, за детей всегда родители тревожатся. И это хорошо, потому что если за них не тревожиться, то с ними может что-то не то произойти. И в этом случае тревога не дает вам выпустить их из виду. И это адаптивный механизм.

Тревога нас пытается остановить и запускает поисковую активность. Но либо мы преграду не нашли, либо не преодолели. Другое дело, что если мы нашли преграду - тревога опредметилась, тревога трансформируется в другую эмоцию или переживание. Предположим, вы нашли, что другой человек стоит у вас на пути. И тогда тревога трансформируется в агрессию. Есть два вида биологических реакций на угрозу, либо это агрессия либо это избегание и убегание.

Либо преграда преодолена и тревога ушла на фоновый уровень, либо она не преодолена, и чисто логически вы просто умрете, потому что тревога изнутри умирает. Возвращаясь к абстрактно-теоретической ситуации, тревога чисто логически исчезла: либо преграда должна быть убрана, либо мотив должен быть убран. Когда тревога доходит до крайней степени, вступает предохранительная, защитная реакция и психики и организма. Убирается мотив - это называется депрессия. Потому что мотив - это то, чего хочется. А депрессия - это когда ничего не хочется. Это предохранительная, неосознанная реакция психики. Это один из путей прихода в депрессию. Он не единственный, но довольно часто тревога трансформируется в депрессию. Хрен редьки не слаще. Но депрессия это уже другое состояние, чем тревога и оно имеет другие функции для нашей психики, жизни и организма.

Если у нас есть пирамида мотивов, значит что-то эту пирамиду выстраивает. Значит есть какие-то механизмы, которые этот мотив выстраивают в пирамиду. И уменьшить значимость некоторых мотивов. Что может уменьшить значимость мотива? Есть такой механизм. Механизм называется вытеснение. Это не сознательная деятельность. Можно пыжиться сколько угодно и говорить: «Хочу сделать так, чтобы не хотелось». Но нам все равно хочется. В основе механизма вытеснения, который относится к интрапсихическим механизмам лежит тоже биологически и химически заложенный механизм и который научился работать с нашими мотивами. С тревогой и со стрессом очень хорошо все изучено на уровне нейрохимии. Но если в случае с тревогой очень хорошо изучено, то с вытеснением, к сожалению, не очень изучено. Психологический факт состоит в том, что если самым общим образом определить механизм вытеснения, то есть некий интрапсихический, неосознаваемый механизм, который может снижать значимость мотивов (обесценивать).

Например, вчера жутко хочется, сегодня поменьше, завтра - вообще не хочется. Если хотелось, а потом меньше, то на нашем языке это означает, что уменьшилась значимость и побуждающая сила мотива (в том числе и на уровне нейрохимии). С одной стороны психика действует на нейрохимию, с другой - нейрохимия переживается и психически

Вытеснение может снижать значимость мотива и его обесценивать и второе - вытеснение может удалять из сознания практически любые содержания этого самого сознания.

Если мы говорим про содержание сознания, давайте представим, что мы имеем в сознании? Мы имеем образы и переживания. Другое дело, что образы могут быть самыми разными и причудливыми. И их может быть много. И переживаний тоже. Но сознательно нам представлено только это. Значит, если в сознании у нас ничего кроме образов и переживаний нет (слова, впечатления это образы, эмоции это переживания) получается, что механизм вытеснения может убирать из сознания либо образы либо переживания. Причем по большей части он действует таким образом, что из сознания в первую очередь удаляется то, что приносит негативные переживания. Вытеснение может даже тревогу убрать. Есть люди, у которых вытеснение работает очень хорошо, у тех может, а есть люди, из которых вытеснение работает очень плохо, у тех не может.

Есть люди, у которых вытеснение работает очень плохо. Это и есть тревожные натуры. Это генетика и так устроена их психофизиология и нейрохимия.

Тревогу сознанием не уберете, сколько ни пыжитесь. Действия в реальности могут что-то изменить. Наивно думать, что сознательные действия могут изменить тревогу.

Психолог не может изменить натуру человека и не должен пытаться этого сделать, потому что это мартышкин труд и вредный труд. Психолог может с учетом своего понимания этой натуры, помочь человеку справиться с ситуацией. В разном аспекте: либо с локальной ситуацией, либо в целом жизни. Он должен понимать, что с учетом этой натуры можно сделать, чтобы они как-то приспособились друг к другу.

В общем виде мы пытались рассмотреть, как устроена психика и личность. Разбирали социокультурное пространство, в котором личность существует.